Олег Погудин - Серебряный голос России
Вы хотите отреагировать на этот пост ? Создайте аккаунт всего в несколько кликов или войдите на форум.

Николай Крюков

Перейти вниз

Николай Крюков Empty Николай Крюков

Сообщение автор Ирина Анисимова Чт Июл 09, 2015 3:40 pm

Николай Крюков 10996962_10203008748058546_1537740342329798814_n

Николай Крюков 10501812_10203012773199172_8824610050389440596_n

Вячеслав Юрьевич Шмыров

Сегодня 100-летие Николая Николаевича Крюкова (1915 - 1993), актера и человека трудной судьбы. Он снялся почти в 100 фильмах, но главная роль у него была, пожалуй, только одна - в картине Теодора Вульфовича и Никиты Курихина "Последний дюйм" (1958, летчик Бен Энсли). Зато известная всей стране: только за первый год проката этот фильм в СССР посмотрело более 25 миллионов человек (фильм и сейчас не сходит с телеэкранов). До войны судьба связала его с Театром Сергея Радлова и он в полной мере в военные и послевоенные годы разделил судьбу режиссера и его труппы. И только долгая жизнь позволила Крюкову дожить до официального признания и честного рассказа о своей жизни (мемуары артиста, правда, так и не изданы).
"По многочисленным заявкам" продолжим разговор о судьбе актера Николая Крюкова - словами моего коллеги Петра Багрова:
"Обидно и несправедливо, что Николай Крюков не стал ведущим актером советского кино. Он сыграл около сотни ролей, но лишь самая первая — летчик Бен Энсли в экранизации “Последнего дюйма” Джеймса Олдриджа — стала событием в истории отечественного кинематографа. “Какое мне дело до всех до вас, а вам — до меня” — эту песенку распевали все. Особенно интеллигенция. Бен Энсли должен был стать кинематографическим эквивалентом героев Эрнеста Хемингуэя и Антуана де Сент-Экзюпери, и стал им. Режиссеры Теодор Вульфович и Никита Курихин прекрасно понимали, что от выбора исполнителя зависело все. Нужен был актер сдержанный, серьезный, умный и... много переживший. Таким и оказался 43-летний актер Рижского драматического театра. Было в его взгляде то спокойствие, бесстрашие и, если угодно, мудрость, которые можно встретить разве что у актеров, переживших лагеря и ссылку: есть это и у Вацлава Дворжецкого, и у Георгия Жженова. Ни в лагере, ни в ссылке Крюков не был, но в советском кино столь драматичные и невероятные актерские биографии наперечет.
Вряд ли знали Вульфович и Курихин, что малоизвестный, немолодой уже провинциальный актер был одним из лучших Гамлетов советского театра. Правда, видели этого Гамлета лишь жители оккупированного Пятигорска да командование немецких войск, по приказанию которого и работал эвакуированный из блокадного Ленинграда Театр им. Ленсовета под руководством Сергея Радлова — непревзойденного постановщика шекспировских трагедий на отечественной сцене. Крюков с Радловым создали Гамлета характерного — вопреки традиции. Спектакль — быть может, даже помимо воли создателей — носил вполне антифашистский характер. Это не ускользнуло от внимания посетившего театр фельдмаршала Эвальда Пауля Людвига фон Клейста, по приказу которого Радлову было вовсе запрещено ставить Шекспира.
Оставляя Пятигорск, немцы забрали театр с собой. Но в Берлине Радлов наотрез отказался работать. Проведя несколько месяцев под стражей, часть труппы, в которой были и Радлов, и Крюков, оказалась на юге Франции, где была брошена на произвол судьбы. А через два месяца, после высадки американских войск, труппа уже играла в Марселе и Париже для освобожденных советских военнопленных. Среди зрителей оказался и Жан Кокто, который был поражен мужеством изможденных актеров, игравших водевили. Тогда же Кокто сделал рисунок, на котором изображен Крюков в спектакле “Юбилей”. В 1945 г. самолет эскадрильи “Нормандия-Неман” вывез актеров в Москву. Непосредственно на Лубянку. Почти десять лет провел в заключении Радлов. Над актерами же висел негласный запрет играть в больших городах.
Выйдя из заключения, Радлов был назначен главным режиссером Рижского драматического театра. Крюков — единственный из бывших актеров радловского театра — разыскал учителя и переехал в Ригу. Радлов в это время ставил “Короля Лира”, Кентом стал Крюков. Он и в жизни, по меткому замечанию театроведа Давида Золотницкого, будто исполнял роль Кента при Лире-Радлове.
Во время съемок "Последнего дюйма" пришло известие о кончине Радлова. На похороны Крюков выехать не смог. Лир умер, возвращаться Кенту было уже не к кому. Так и остался Крюков на “Ленфильме”.
Времена Олдриджа и Хемингуэя миновали быстро, Шекспира тоже ставили без особой охоты. Кстати, Крюков вел переговоры с Григорием Козинцевым о съемках в "Короле Лире", но безуспешно. Он выступал в литературных вечерах на эстраде, вместе с Тамарой Якобсон — Офелией из того, радловского, “Гамлета”. Во время последних выступлений Гамлету было уже за семьдесят, а Офелии — за восемьдесят. В кино же ему в основном были уготованы характерные эпизоды. Были среди них и настоящие удачи: Тит Бородин в "Поднятой целине", Виктор Гюго в "Ошибке Оноре де Бальзака", полковник Моран в "Приключениях Шерлока Холмса и доктора Ватсона". А большие роли доводилось Крюкову играть лишь в детективах и военных картинах: Комиссар Прохоров ("Трое суток после бессмертия"), Прохор ("Петровка, 38"). Снимался Крюков постоянно, почти ни от чего не отказывался. Последняя картина с его участием ("Освящение храма") вышла уже после смерти актера.
Почему же навсегда остался Крюков Беном Энсли? Почему не прижился он на экране? Прежде всего, потому, что Бен Энсли был одинок, и не просто одинок, а каждым взглядом своим доказывал, что только таким, одиноким, и должен быть настоящий человек. Бен Энсли сделал одиночество даже модным, как бы нелепо это ни звучало — а это уже вредные тенденции для здорового советского кино. А, кроме того, дело в том, что Крюков был актером необычайно талантливым, но, пожалуй, не ярким — бывает, как ни странно, и такое. Не ярким, следовательно — не запоминающимся. Такого актера могли раскрыть только Козинцев, Глеб Панфилов, Андрей Тарковский. Не случилось".

На роль Бена Энсли действительно пробовался "много переживший" Георгий Жженов. Этот - лагерный, фронтовой, попросту новый - опыт был на стыке времен в огромной цене. Недаром одним из главных выразителем времени в эти годы стал Иннокентий Смоктуновский, "подглядевший", в свою очередь, пластику своего Мышкина (с которого, собственно, и начался его актерский триумф) у человека из массовки, который в действительности оказался бывшим лагерником с 15-летним стажем.
А вот с одним не соглашусь: Теодор Юльевич Вульфович, один из режиссеров "Последнего дюйма", был очень проницательным человеком. Сын репрессированного, фронтовой разведчик, младший товарищ Елены Сергеевны Булгаковой и близкий друг художника Сергея Зверева, он обладал одним редким качеством - опытом пристального человеческого наблюдения. Такие люди в жизни нередко оказывались талантливее, чем в своей творческой работе ("растворяемость" в другом огромна - им всегда словно бы не хватает собственного эгоизма или даже тщеславия). Но что делать... Этот интерес к людям нестандартным, живущим "поперек эпохи", которые в избытке всегда были вокруг Вульфовича, возможно, мешал его режиссерской карьере. Он и тогда был "внутренним диссидентом". И даже не сомневаюсь, с кем бы он был сейчас...


https://www.facebook.com/slava.shmyrov



https://youtu.be/-lfX9Wuam-Q
Ирина Анисимова
Ирина Анисимова
Admin

Сообщения : 10726
Дата регистрации : 2013-07-15
Откуда : Москва

http://silver-voice.narod.ru

Вернуться к началу Перейти вниз

Николай Крюков Empty Re: Николай Крюков

Сообщение автор Ирина Анисимова Чт Июл 09, 2015 3:42 pm

"Последний дюйм" - один из любимейших фильмов детства...
Ирина Анисимова
Ирина Анисимова
Admin

Сообщения : 10726
Дата регистрации : 2013-07-15
Откуда : Москва

http://silver-voice.narod.ru

Вернуться к началу Перейти вниз

Вернуться к началу


 
Права доступа к этому форуму:
Вы не можете отвечать на сообщения