Олег Погудин - Серебряный голос России
Вы хотите отреагировать на этот пост ? Создайте аккаунт всего в несколько кликов или войдите на форум.

Евгений Гришковец

Страница 2 из 3 Предыдущий  1, 2, 3  Следующий

Перейти вниз

Евгений Гришковец - Страница 2 Empty Re: Евгений Гришковец

Сообщение автор Ирина Н. Вт Сен 09, 2014 5:19 pm

Такая абсолютная уверенность в своей правоте и в правильности своих действий говорит о несвободе. Когда кто-то абсолютно уверен в том, что он тотально и во всём прав, а другой человек тотально не прав – это несвобода.
Я думаю, что свобода в сомнениях. Свобода в ответственности. Свобода в бесконечной тревоге и опасении нарушить чужую свободу. Например, свободу думать иначе, иначе понимать, видеть, жить… Говорить. Так я думаю.
И маленькая притча напоследок.
Помню, у меня был приятель в Кемерово. Давно. Город жёсткий. Приятели были разные. Он был постарше меня. Когда-то по малолетству и глупости в пьяной драке убил он ножом двух человек. Потом долго сидел на какой-то суровой зоне. Вернулся, занялся каким-то делишками а-ля девяностые. Но тянулся к нам, к творческим. Просто посидеть, послушать, побыть среди других людей. Мы не возражали. Он был тихий, умный и страшный. Мы знали его прошлое, и оно всегда висело в воздухе… И вот как-то при нём в компании я стал ругать какого-то приятеля заочно. Говорил, что он сволочь, лжец, что подонок, каких мало и мерзавец. Говорил, что он такой, такой и ещё вот такой. Говорил много, резко, категорично, а главное, страшно гневно… Он, наш в прошлом убийца, сидел, слушал и вдруг, дождавшись паузы, тихо и холодно сказал: «А давай его убьём!»
Это прозвучало так… И ещё он на меня так посмотрел, что волосы зашевелились у меня на загривке. Тогда я понял, как нелепы, глупы и ничтожны все мои слова, упрёки и гнев на того человека, которого я только что ругал последними словами. Это был сильный урок на всю жизнь.
P.S. Я думаю, что Украина совсем не знает демократии. Последние полгода это наглядно показали. Они путают справедливость с демократией, вольницу со свободой… Но демократию они не знают совсем. Они представления о ней не имеют. Мы в России о ней знаем куда больше. Потому что мы знаем, что у нас её нет. Я так думаю.

Ваш Гришковец.


http://odnovremenno.com/archives/4952

Текст разделен на 5 частей
Ирина Н.
Ирина Н.

Сообщения : 22385
Дата регистрации : 2013-07-16
Откуда : Москва

Вернуться к началу Перейти вниз

Евгений Гришковец - Страница 2 Empty Re: Евгений Гришковец

Сообщение автор Ирина Н. Ср Сен 17, 2014 5:38 pm

26 июля 2014

Здравствуйте!
Меня много раз просили высказаться о мате в современной литературе, в сегодняшнем театре и кино. Теперь я решил это сделать. Все упомянутые мною процессы в моём высказывании мною пережиты лично. Многому я был свидетелем и во многом участвовал сам.
Ваш Гришковец.

Мат есть мат

Можно с уверенностью утверждать, что последние четверть века происходит сознательно-бессознательная героизация мата в нашей культуре. И вот уже несколько лет, как эта героизация приобрела практически системный характер, поскольку в этом процессе приняло активное участие Министерство культуры России. Самым сильным действием по приданию мату именно героического ореола стал так называемый «Закон о мате». Закон этот насколько своевременен, настолько же и глуп, поскольку не продуман, очень груб и имеет все шансы произвести обратный эффект.
Нормативные акты по использованию мата в культурном пространстве, как то: кино, театре, концертных площадках — то есть на территории массового получения некоего культурного продукта — необходимы, и давно. Они необходимы не как перечень рекомендованных мер или советов, а как вполне внятные и обязательные к исполнению инструкции и правила, подобные правилам уличного движения, которые призваны это движение сделать безопасным, нехаотичным…
Но не запрещать само движение, исключив возможности опасного самоволия и преступных действий.
Новый же «Закон о мате» просто запрещает всякое использование мата в перечисленной мною культурной деятельности. Этот закон и прост, и бессмысленен. Он в своём существующем виде вреден культуре. Нужен другой! Он необходим.
И в этом смысле мы не можем и не должны оглядываться или опираться на некий международный опыт или практику подобных правил и законов.
Не должны не потому, что мы такие особенные, а потому что наш мат очень особенный, и его место в нашей культуре не имеет аналогов в других культурах. Я имею в виду не уникальность семантических (смысловых), фонетических и прочих возможностей русского мата. Я не собираюсь героизировать и восхвалять его. Я имею в виду ту огромную дистанцию исторически-культурного опыта которая сложилась между нормативной лексикой, лексикой общественно допустимой, литературно-художественной лексикой, профессиональной лексикой и матом. Эта дистанция, как я уже сказал, огромна. Эта не та дистанция, которая существует в языковых средах и культурах основных европейских языков. Весь набор грубых слов и их сочетаний, например в англоязычном мире, значительно ближе к нормативному языку, имеет давнюю практику всестороннего употребления и давно не содержит в себе внятных социально-культурных признаков. В смысле, активно и давно «факающей» английский и американский кинематограф, театр, песенная поэзия, эстрадный юмор и даже литература уже дело вполне привычное и никого не то чтобы не шокирующее, но и не удивляющее. А наследный принц крови, наследник Британской короны допускающий всё те же «факи» прилюдно в современном обществе не вызывает осуждения.
Я не берусь утверждать, что ругательные возможности английского, французского, немецкого и других языков беднее, чем возможности мата. Нет! Просто сами немногочисленные слова, составляющие арсенал нашего мата, неизмеримо более весомы-тяжелы, а самое главное, до сих пор табуированы.
Эти слова до недавних пор находились за закрытой для культурно-художественного пространства дверью. Они были заперты и для открытого социально-общественного употребления.
В обществе мат был недопустим к использованию в присутственных местах и, конечно же, при детях. Употребление мата на улице, в транспорте и так далее встречало осуждение, отпор и даже наказание. «Материться как сапожник» — никогда не было достоинством.

МАТ ЗАНИМАЛ И ЗАНИМАЕТ В РУССКОЙ КУЛЬТУРЕ И СОЗНАНИИ ТАКОЕ МЕСТО, КАКОГО ПОПРОСТУ НЕТ В ДРУГИХ КУЛЬТУРАХ.

Уметь материться было не только и не столько умением выражаться, высказываться матом многосложно и витиевато, но прежде всего было пониманием уместности и необходимости такого выражения. Условно говоря, общественное употребление мата даже в пьяном виде было признаком грубости, невоспитанности, глупости и неумения себя вести, а стало быть и материться.
Активное использование мата было прерогативой закрытых и чаще всего мужских сообществ, таких, как военные подразделения, корабельные экипажи, рабочие коллективы с подавляющим мужским или только мужским составом: шахтёрские, металлургические, строительные и прочие. В таких коллективах уже ценились умение строить фразы и словообразовательные таланты. Вынос же мата за пределы этих закрытых сообществ был предосудителен. К примеру, жёны многих офицеров, производственных и строительных инженеров, моряков даже и не догадывались о том, какие слова на службе или на работе употребляют их мужья. В свою очередь мат при подчинённых считался признаком дурного тона, панибратства и слабости в руководящей среде.
Мои детство и юность прошли в промышленном городе, который не мог похвастаться значительными культурными достижениями. Моими соседями, родителями одноклассников, людьми, с которыми я ездил в общественном транспорте, оказывался вместе в магазинах и на улицах, были люди, в основном, работавшие на больших и средних промышленных или химических предприятиях. Однако я прекрасно помню, что слышал мат крайне редко, и никогда использование мата не было проходным или незаметным явлением. Мат возмущал и пугал. Он был признаком неадекватного, агрессивного и даже опасного поведения. Проще говоря, сибирские мужики «как сапожники», где попало при женщинах и детях не матерились. А те, кому были безразличны общественные устои, правила и порядки опасались прилюдно материться. Опасались за свою физиономию.
Потом мат выплеснулся на улицы и во все виды социальной среды. Начали материться подростки и даже дети.
Я не буду исследовать исторические и прочие причины случившегося. Это отдельная тема. Но мат выплеснулся и это факт.
Некоторое время он числился непечатным языковым явлением. Какое-то время сам факт возможности написать или напечатать на бумаге матерное слово казался дикостью. Сказать – пожалуйста, но напечатать… Однако и это длилось недолго. Очень быстро появилась литература, которая сначала понемногу, пьянея от собственной смелости, а потом всё активнее и активнее стала пестреть матом.
Театр держался чуть дольше. Но сначала, в так называемом андеграунде, в театральных подвалах зазвучал мат. Там он окреп, получил свою публику, заручился поддержкой профессиональных театральных деятелей и хлынул на сцены государственных театров, а также в кинематограф.
В начале этого процесса мат в литературу, театр и на экраны приводили весьма талантливые и смелые представители «новой волны». Они видели необходимость приблизить язык литературы, театра и кино к той жизни, к тому языку, которым говорила улица, город, деревня. Язык литературы, театра и кино, доставшийся художникам «новой волны», ощущался ими как искусственный, оторванный от жизни, ханжеский. Молодые художники не хотели им говорить. Не хотели ещё и потому, что общество заговорило матом чуть раньше.
То есть, мат вырвался из-за закрытой двери и занял запрещённое ему прежде место в социуме и сознании.
Мат тогда ощущался художниками, как необходимая правда. Драматурги, режиссёры совершали внесение мата в художественный язык как осознанный художественный и человеческий поступок. Они часто наталкивались тогда на неприятие мата и его отторжение публикой. Публика же реагировала на мат со сцены или с экрана, как на бытовое хулиганство и неоправданную грубость. Публика не желала понимать культурно-художественных причин появления мата на сцене, экране и в литературном тексте.
Но это романтическое время длилось недолго.
Очень важным моментом для коллективного использования мата в русской художественной среде конце 90-х, моментом историческим, является появление в «новой волне» русской драматургии иностранного примера и модели развития, предложенной и организационно поддержанной современной английской драматургической школой и методом.
Это был метод так называемого «документального театра» или по-английски «Вербатим», привезённый и внедрённый в русскую драматургическую среду лондонским театром «Роял Корт» при поддержке Британского посольства.
Это не было культурной диверсией. О, нет! Я далёк от таких бредовых мыслей. В английском методе «документального театра» было много нового, полезного и попросту интересного молодым нашим драматургам, впоследствии сценаристам, многие из которых сейчас являются заметными фигурами в театре и кино. Но этот метод настаивал на буквальном, документальном перенесении речи разных социальных сред на сцену. То есть, в нашем случае, случае русского языка и мата. Но если для английского языка ничего революционного в этом смысле не случалось, то для русского культурного контекста, безусловно, происходило.
Сами англичане понять этого не могли, потому что не видели, какую пропасть преодолевают слова мата, сказанные в уголовной или другой маргинальной среде, до сцены.


Последний раз редактировалось: Ирина Н. (Чт Сен 18, 2014 12:56 pm), всего редактировалось 1 раз(а)
Ирина Н.
Ирина Н.

Сообщения : 22385
Дата регистрации : 2013-07-16
Откуда : Москва

Вернуться к началу Перейти вниз

Евгений Гришковец - Страница 2 Empty Re: Евгений Гришковец

Сообщение автор Ирина Н. Ср Сен 17, 2014 5:39 pm

Англичане не понимали, что авторитетом своей великой английской театральной культуры оправдывали появление мата в современной русской драматургии в любом неограниченном, а главное, неосмысленном количестве.
Как я уже говорил, дистанция между матом и нормативной лексикой в русском языке непонятна носителям других языков, потому что в языках нет столь закрытой и табуированной лексики.
К тому же, ни в одном из европейских сообществ и государств не происходило такого революционного и быстрого выплеска «ненормативной лексики» на улицы и в общественную жизнь, как это у нас случилось в начале 90-х.
А использование мата избегало даже народное творчество. Фольклор. Были, конечно, и частушки и прибаутки и пословицы с матом. Но это были такие частушки и прибаутки, которые либо передавались, что называется, «на ухо», либо горланились, как говорится «по-пьяне». Городские романсы, «зэковский», «дембельский» фольклоры редко, а то и вовсе не использовали мат, избегали его. Так называемый «шансон» не прибегает к услугам мата до сих пор.
Анекдоты с матом всегда носили статус «неприличных» или «пошлых». Исполнялись такие в «проверенных» компаниях или предварялись словами типа: «а можно я расскажу пошлый анекдот?». Часто эти анекдоты были вполне невинны по содержанию, но статус «пошлого» и «неприличного» им придавало наличие матерных слов или даже одного слова.
Некоторые большие и средние авторы русской литературы отметились тем, что продемонстрировали знание мата. Но это были всё либо юношеские шалости мастеров, либо что-то сочинённое не для публикации и массового ознакомления.
Открытое использование мата в литературно-художественном русском пространстве стало возможным и осуществилось в 90-е годы с первыми ростками в конце 80-х. Раньше остальных мат в художественных текстах стали использовать литераторы, покинувшие Россию и работавшие за границей, то есть, в окружении иной языковой среды. Сам этот факт сообщал мату флёр романтики и диссиденткой смелости.
К началу нулевых использование мата в театре, кино и литературе превратилось в сознании многих авторов, а также зрителей-читателей в почти норму. Мат стал хорошо продаваемым товаром. Он прочно укоренился в интернете. Мат стал признаком смелости, свободы и даже мужественности. (Мат в интернете и влияние интернета на освобождение мата — это отдельная, огромная тема, требующая серьёзного изучения и анализа).
Важным историческим событием, обозначившим легализацию мата на театральной сцене России, был отказ руководства Московского Академического театра имени Чехова МХАТа от статуса Академического театра и превращение МХАТа в МХТ.
Руководству театра необходимо было это сделать, чтобы обеспечить выход на сцену этого театра современных пьес, изобилующих не только остро-социальным содержанием, но и матом. Ни социально-документальная тематика, ни шокирующие сцены, а именно мат, как таковой, не мог найти место под академической крышей.
В данный момент я не говорю о художественных достоинствах тех пьес и спектаклей. В их числе были весьма талантливые, значительные и знаковые для своего времени постановки. («Пластилин» Василия Сигарева, «Изображая жертву» братьев Пресняковых в постановках Кирилла Серебренникова.) Я говорю исключительно о мате, как о языковом явлении и феномене, который появился на важнейшей сцене русского театра.
Так или иначе, мат занял прочные позиции во всех сферах не только жизни, но и культуры. Он приобрёл своих мощных представителей, пропагандистов и сторонников.
Мат воцарился там, где никогда прежде в русской культуре не был и не должен был оказаться по своей сути. Он занял не свойственное себе место. Он стал легко употребляем сиюминутно и в любой среде.
И произошло удивительное! Мат именно по причине утраты своего историко-культурного закрытого и табуировано места утратил и свою сущностную силу, а также значение. Он потерял свой вес. Он из мощной и тёмной силы превратился в языковой мусор и бессмысленную грязь.
Полагаю важнейшей культурной задачей искусства и общества вернуть мат на его исконное место в русском языке, сознании и культуре, тем самым обозначив его феномен, значение и силу, как особого языкового оружия, возможного к применению только в особых социальных условиях и по особым причинам.
Могу себе представить усмешку или даже ехидный смех того, кто это прочёл…
Конечно!
Как это сделать?
Джин, выпущенный из бутылки, ни за что не захочет обратно.
Никаким директивным образом, никакими запретами этот вопрос не решить. Придать применению мата в общественных местах статус хулиганства — бессмысленно. С курением бороться проще, чем с матом в нашем культурном и правовом контексте.
Вводить же простые и грубые запреты на использование мата в художественной среде, как это делает «Закон о мате», глупо. Этот закон производит обратный эффект. Он героизирует мат, о чём я говорил в начале.
Всё запрещаемое сверху государством часто приобретает у нас ореол несправедливо обиженного, угнетённого. А всякий, кто нарушает эти запреты, приобретает образ героя, борца и правдолюбца. «Закон о мате» сообщает самому мату только усиление позиций и сочувствие окружающих.
Основная ошибка этого закона заключается в том, что он объявляет борьбу мату и с матом. А с этим языковым явлением невозможно бороться. Мат давно доказал свою непобедимую живучесть. Нужно думать о другом. Нужно думать об условиях его существования в культуре. Его особое место должно быть обозначено.
Это предмет очень серьёзной работы очень многих участников: учёных-филологов, культурологов, художников (в самом широком смысле этого слова), педагогических школ и пр.
Художника-автора нельзя запугивать и ограничивать ни в чём. В том числе и в использовании мата. Художник всё равно сделает то, что считает необходимым.
Вот только любой автор должен понимать, что если он видит художественную, философскую, индивидуальную или любую другую необходимость использовать любые языковые средства – это его неотъемлемое право, как художника и автора.
Но всякий автор в русской языковой среде тоже должен знать, что если он избирает для себя необходимость использовать мат, то его произведение с этим матом будет существовать в особых условиях, по особым правилам и на особой территории. Ни в коем случает ни в гетто! А территории.
Особенность этих условий, правил и территорий обусловлена особенностью своего мата.
К пониманию этой особенности и призываю.
Создание таких правил и условий – вот самая трудная, но и чрезвычайно интересная задача.
Никто, ни один регулирующий и регламентирующий орган, никакая самая авторитетная комиссия, никакая цензура не могут и не должны решать, кто может в своих творческих работах использовать мат, а кто не может. Ни кто не может и не должен решать, какой мат и какое произведение с матом имеет право на существование, а какое нет, какой мат, условно говоря, хороший, а какой плохой… какой художник талантлив в этом смысле, а какой нет.
Уж если есть бесконечное количество сложностей с чётким определением порнографии, то с определением художественности или не художественности мата будет ещё сложнее. Точнее, это определение просто невозможно!
Никто и никогда, кроме автора, не может решать оправданно в его произведении использование мата или ему нет оправданий.
Особые условия существования художественных произведений с матом должны быть одинаковы для всех: для произведений мэтров и начинающих, для произведений принятых и обласканных критикой и наоборот.
Основой этих условий должно быть безусловное и обязательное информирование публики (зрителей, читателей, слушателей) о наличии мата в том или ином произведении.

ВСТРЕЧА ЧЕЛОВЕКА С МАТОМ В КУЛЬТУРНО-ХУДОЖЕСТВЕННОМ ПРОСТРАНСТВЕ НЕ ДОЛЖНА БЫТЬ НЕОЖИДАННОЙ.

Человек должен быть предупреждён о наличии мата в том или ином произведении, чтобы самому решать, знакомиться с ним или нет.
Это самый очевидный и легко осуществимый способ определения мату особого способа существования в культуре.
Должны быть, конечно, определены и возрастные ограничения… Это дискуссионный вопрос.
Дискуссионных вопросов много. В частности, какие слова относятся к мату, а какие нет. Какие производные и неологизмы, содержащие корневую или графическую основу определённо матерных нескольких существительных и глаголов являются матом, а какие не являются. Будут ли приравнены мату многочисленные грубые слова, находящиеся в пограничном языковом поле?… Это всё тоже тема занятная.


Последний раз редактировалось: Ирина Н. (Чт Сен 18, 2014 12:56 pm), всего редактировалось 1 раз(а)
Ирина Н.
Ирина Н.

Сообщения : 22385
Дата регистрации : 2013-07-16
Откуда : Москва

Вернуться к началу Перейти вниз

Евгений Гришковец - Страница 2 Empty Re: Евгений Гришковец

Сообщение автор Ирина Н. Ср Сен 17, 2014 5:39 pm

Но главное, что человек должен быть обязательно предупреждён о наличии мата в кино, книге, спектакле, песне… Как по закону обязательно предупреждение о наличии алкоголя и в дорогом, благородном и знаменитом коньяке, так и в бутылке заурядного пива.
Я помню свою первую встречу в матом в культурном пространстве и в художественном произведении. Это был шок и культурный и социальный.
Случилось это в 1987 году в кинозале Дома офицеров посёлка Заветы Ильича во время субботнего дневного сеанса фильма режиссёра М.Швейцера «Крейцерова соната». Произнёс слово на букву Б на экране персонаж в исполнении великого актёра Олега Ивановича Янковского. Вся фраза звучала: «Ты ведёшь себя, как б…».
Это прозвучало даже не как выстрел. Это прозвучало сильнее. Это прозвучало именно как матерное слово в совершенно не свойственном ему месте с никогда не говорившего матом прежде киноэкрана… в Доме офицеров.
А офицеры и матросы, в основном находившиеся в зале знали мат не по-наслышке. Но зрители были в шоке. В таком шоке, что никто даже не охнул и не хохотнул. Зрители не могли поверить в то, что это слово действительно прозвучало. И воцарилась гробовая тишина, которая потом превратилась сначала в тихое гудение, а потом в мощный гул. Все принялись обсуждать произошедшее, всем не верилось в реальность услышанного. Но главное, что фильм уже никто не смотрел. Восприятие художественного произведения перестало быть возможным.
Конечно, тогда это было значительным событием. И это было большим поступком большого художника. Впоследствии тот фрагмент в фильме был переозвучен, зазвучал с экрана литературный синоним матерного слова. Вот только губы великого актёра артикулировали то самое слово. Само переозвучивание фильма тоже стало предметом обсуждения.
Обидно то, что весь остальной художественный материал большой и сложно сделанной картины померк и стал несущественен. Одно слово мата, одно проявление воли режиссёра перевесило все смыслы и художественные пласты большого произведения.
Все, кто в 80-е годы слушал и любил русский рок, забыли много имён, мелодий, песен и стихов, которые любили. Но если кто-то тогда хоть раз слышал песню Б.Гребенщикова и группы Аквариум «Электрический пёс», не забудут её только по причине наличия в ней фразы: «А женщины те, что могли быть, как сёстры, красят ядом рабочую плоскость ногтей и во всём, что движется, видят соперниц, хотя уверяют, что видят б…».
Эта фраза убеждала в необходимости использования именно этого слова. Она вызывала и восхищение смелостью автора, и поэтическими возможностями освоения столь непоэтического слова. Однако эта, не самая важная и значительная песня в репертуаре ярчайшего поэта Гребенщикова из его ярчайшего периода творчества затмила многие и многие из его произведений. А также затмила многих исполнителей того времени только наличием одного матерного слова.
Я привёл два примера использования мата крупными художниками, и двух заметных художественных поступков, которые имели большой резонанс, выходящий за пределы исключительно художественного восприятия этих поступков. Они иллюстрируют особое место и значение мата в русском языке и культуре в то время, когда это место и значение было осознаваемо и обществом и художественной средой.
Сегодня эти примеры выглядят чуть ли не наивно.
Теперь мат везде и всюду. Границы его использования даже не размыты. Они стёрты.
Такое стирание границ присуще многим сторонам современной жизни.
Когда-то татуировка на теле говорила о многом. Татуировки были признаком особого жизненного опыта и принадлежности к особым социальным группам. Татуировки царили в уголовной среде и говорили об уголовном опыте. Татуировки существовали в военных кругах и говорили о послужном и воинском опыте их носителей. Татуировки были у моряков и у некоторых других особых профессиональных групп. Татуировки были прерогативой людей экзотического жизненного опыта. Теперь же человек в возрасте меньше сорока без татуировки выглядит на пляже таким же редким явлением, как современный русский литературный текст без мата. Женское тело и женская литература не составляют исключения.
Эти татуировки и мат теперь не говорят об особом жизненном опыте, особом знании и принадлежности к особым субкультурам. В сущности они не говорят ни о чём! Ни об опыте, ни о заслугах.
Но как татуировку, сделанную по велению моды, по причине юношеской глупости или просто за компанию с кожи свести бесследно невозможно, так и бессмысленный мат, написанный и напечатанный по схожим причинам, убрать из текстов и высказываний тоже не получится.
Много и гордо матерящаяся в своих произведениях «новая волна» кинематографистов, театралов и литераторов утверждает, что без мата невозможна та самая «правда жизни», к которой они все стремятся и в которой видят свободу и подлинный реализм. Много и привычно матерятся застрявшие в конце 80-х мэтры постмодернизма. Не задумываясь матерятся новые и замшелые панки, а также рок-н-рольные высокооплачиваемые и нищие хулиганы. Все они уже представить себе не могут себя без мата. В мате они видят единственную возможную правду.
Я не буду обращаться к высоким образцам русской литературы XIX века, к высотам прозы и поэзии золотого века, которая жила без мата и не думала о его использовании. Не буду говорить о процветании натуральной школы русской литературы, которая обошлась без мата. Я не буду вспоминать о серебряном веке и всех возможных литературных экспериментах и подвигах 20-30-х годов ХХ века, которые отринули мат, как таковой.
Не буду упоминать «Котлован» и «Чевенгур» Платонова, в языке которого была вся мощь невероятных возможностей русского языка, кроме мата.
Не вспомню Бабеля с одной стороны и «Тихий Дон» Шолохова с другой. Горького с одной стороны, а Булгакова с другой. Всё без мата…
Но и в военной прозе, в лучших и самых ярких её проявлениях, то есть, у Богомолова, Быкова, Бондарева, нет мата. Его представить в их произведениях невозможно… Также невозможно допустить, что в окопах той великой войны не матерились. Но в лучшей военной литературе мата нет.
В советском кинематографе о войне, аналогов которому нет и не будет, в фильмах «Иваново детство», «Проверка на дорогах», «На войне, как на войне», «Восхождение», «Двадцать дней без войны», «Торпедоносцы» и многие других невозможно представить себе мат, как невозможно допустить более высокий реализм, чем тот, каким художественным языком сделаны эти картины.
Астафьева, крупнейшего мастера русской прозы второй половины ХХ века, Распутина, Белова, Вампилова – этих авторов невозможно упрекнуть в «лакировке действительности», чистоплюйстве, трусости или недостаточном знании жизни. Это были литераторы могучего реалистического пути, не отступавшие от «правды». Но их художественный мир, язык и метод не допускали мата. Не допускали не по причине цензуры, а по сугубо художественным причинам.
Василия Макаровича Шукшина в неточности и творческой трусости не то, что обвинить, но и заподозрить нельзя. Однако, его кино и проза не то, что не допускали, но и не предполагали мата.
Шаламов, Солженицын… Лагерный гиперреализм… Без мата!
Владимир Высоцкий…
Всякому художнику, начинающему и не очень, надо понять что мат не обрабатываем, как самый твёрдый и особый материал. Мат — не алмаз, из которого можно сделать бриллиант.
Мат всегда остаётся матом и будет сам по себе перевешивать всё остальное в произведении, лишать смысла и затемнять.
Как в важнейшей для своего времени пьесе братьев Пресняковых «Изображая жертву», в спектакле и фильме К. Серебренникова по этой пьесе, вполне вставной, яркий матерный монолог милиционера перевешивает и заслоняет собой весь остальной, сложно устроенный текст и постановку с массой аллюзий, культурных ассоциаций и цитат. В сущности, вся эта пьеса является оправой для одного высказывания с матом.
Да! Наш мат могуч и удивителен! Он поражает своими возможностями производить новые и новые слова на основе горстки существительных и пары глаголов.
Мат имеет сильные терапевтические возможности и функции. Иногда просто необходимо выматериться, чтобы полегчало или чтобы не сойти с ума.
Но всё же мат был и остаётся в русском языке, культуре и сознании сквернословием и ни чем иным. Таким сквернословием, которое не имеет прямых аналогов в иных языках по степени отдалённости от языковых нормативов.
Пришло время это понять, оценить тёмную силу мата и начать процесс возврата его на то место, которое только его и ничьё больше.
Хватит! Мы наигрались с матом, натешились, насытились им. Мы девальвировали и обесценили свою литературу, кино и театр изобилием бессмысленного мата. Но тем самым мы обесценили и обессилили сам мат.
Пора опомниться! Пора увидеть, что мат – это не модно, не мужественно и не смело в таком количестве и в том обществе, которое матом уже не ругается, а матом говорит.
Мат есть мат! И если мы отпустим его на свободу, на волю… Мат перестанет быть собой. Он поднимается из тёмных своих глубин и закрепится на несвойственной ему и не должной высоте… А вся русская культура и языковая традиция опустится навстречу ему.

P.S. Есть возможность не материться – не матерись!


http://odnovremenno.com/archives/4625#more-4625

Ирина Н.
Ирина Н.

Сообщения : 22385
Дата регистрации : 2013-07-16
Откуда : Москва

Вернуться к началу Перейти вниз

Евгений Гришковец - Страница 2 Empty Re: Евгений Гришковец

Сообщение автор Ирина Н. Ср Сен 17, 2014 5:54 pm

24 июля 2014 г

Здравствуйте! Вот интервью, которое дал в Питере 11 июля.
Разговор получился несколько сумбурным, но мне он был интересен. И вопросы заданные журналистом были неожиданно существенны. Рад был попытаться на них ответить. Может и вам будет любопытно эти вопросы и ответы прочесть.

20.07.2014 | Сергей Кумыш

«Я себя ощущаю очень одиноко в литературном контексте России»

Евгений Гришковец — о несерьезном отношении к себе коллег по цеху, знакомстве с грузинской культурой, отсутствии ностальгии по СССР и новой книге

Сергей Кумыш: Евгений Валерьевич, как мне кажется, ваше творчество можно разделить на два условных направления. В тех случаях, когда вы пишете о себе, или же когда за главным героем угадывается ваша личность, читатель видит мир глазами героя. В текстах, где центральный персонаж вымышлен, подсмотрен или же отстоит от вас, как от автора, на определенной дистанции, главный герой раскрывается, в первую очередь, через собственное окружение. Эта разница в повествовательной манере – она умышлена?

Евгений Гришковец: Конечно. Разница не просто умышлена, тут не может быть по-другому. В частности, именно с этим связано то, что аудиокниги, которые я начитал, были сделаны только по тем произведениям, которые можно назвать автобиографическими. Всю остальную прозу я не только сам отказываюсь начитывать, но и запрещаю ее к исполнению и выпуску в формате аудиокниг, поскольку полагаю, что это должно быть прочитано своими глазами, а главное, «прослушано» собственным голосом. Там взгляд на человека, способ изучения мира совершенно иной. Например, повесть «Непойманный» из нового сборника. Многие куски в этом тексте написаны репортажно, где мы за героем наблюдаем буквально в режиме репортажа – с отдельными прорывами в его предполагаемые внутренние переживания и размышления. Так что да, это осознанно делается, вы правы.
………………………………………………………………………………………………………………

Кумыш: В ваших произведениях стала настойчиво звучать тема страха. Новая книга во многом этому посвящена. Об этом, в частности, вы говорите и в спектакле «Прощание с бумагой». Даже в совместном вашем альбоме с Mgzavrebi это есть. Новый лейтмотив страха, новая интонация – связаны с необходимостью именно сегодня говорить об определенных вещах?

Гришковец: Сейчас общество живет в страхе. Я хорошо помню, как где-то в 2006 году я совершенно убежденно говорил, что мы – сорокалетние – первое поколение людей, родившихся в России в двадцатом веке, у которых есть шанс встретить благополучную и спокойную старость. Сейчас об этом можно вспоминать только как о каком-то очень наивном высказывании. А еще я осознал одну простую вещь. Я родился в 67-м, в начале года – в феврале. В конце 66-го года родился трехмиллиардный житель планеты. Я не прожил и полувека. За это время население Земли удвоилось, а потом перевалило за семь миллиардов. Я всего этого боюсь. Я этого не понимаю совершенно. В Европе то же самое. Их двойные стандарты – они от непонимания того, что происходит. Раньше они ходили вот по этой улице Парижа, и было так: здесь они покупали газету, а здесь покупали круассан. Теперь в том месте, где раньше продавались газеты, какой-то новый магазин, где стоит арабский человек, который за это время откуда-то приехал или уже родился вообще в Париже. А в том месте, где продавался круассан, там какой-то человек из Турции продает банан. И вот этот меняющийся мир, стремительно очень… Человечество сейчас убеждено в том, что оно развивается. А человек не может развиваться, он развивается только от рождения к смерти. Наши с вами поколения наблюдали появление цифровых систем, интернета и победы этого всего. И это страшным образом перекроило нашу жизнь, мы ничего не понимаем, мы вообще не понимаем, что происходит, я не понимаю совсем. Нет ничего, за что можно было бы взяться, удержаться и ощущать это как какой-то жизненный стержень. Обратите внимание, сейчас в России не осталось таких людей, которые ощущались бы «людьми из незапамятных времен». Какого-нибудь академика Лихачева, который родился еще до революции, был на Соловках. Распалась связь времен. Я сейчас, может быть, скажу крамольную вещь, но советское время, по которому я совершенно не скучаю, было гораздо более христианским, православным, чем все то, что происходит сейчас. Если мы вспомним книгу, которую все в детстве читали, но не любили, «Как закалялась сталь» Островского, – это же, по сути, житие святого. Было представление о том, что нужно трудиться, порой мучительно, и в этом случае будет что-то. Настрой на саморазвитие, на какое-то страдание, но страдание – совместное, это поддерживало очень. Общество было гораздо более целомудренным, чем сейчас. И это «общественное целомудрие», благодаря ему как раз было не страшно. Сейчас же все перепуталось. Люди, которые творят бесчинства, ревностно соблюдают пост. Но при этом, чаще всего в качестве диеты. После поста страшно веселятся. И все время боятся, боятся. Им не на что опереться, совсем – ни в России, ни в целом мире. Человечество стало больше думать о смерти. Опять же, не в христианском смысле, а как о конце всего, непонятном, непостижимом конце всего. На самом деле, то количество смертей, которое мы сейчас встречаем в литературе и на экране, я думаю, это тоже некая современная борьба со страхом смерти. И вездесущий черный юмор – попытка закрыть глаза на собственные страхи.

Кумыш: Художественные приемы, которые вы используете в книге «Боль», они во многом новые не только для вас, но и для современной русской прозы в целом. В одном телеинтервью, примерно год назад, вы сказали, что не ощущаете себя частью российского литературного контекста…

Гришковец: Я себя ощущаю очень одиноко в литературном контексте России. Предполагаю, что в сборнике «Следы на мне», и в новой книге – в особенности, я продолжаю некую соцреалистическую – в лучшем смысле этого слова (смеется) – традицию. Очень ориентируюсь сейчас на Астафьева. Полагаю, что он вообще крупнейший литератор того периода. И вижу, что природного интереса к подобной литературе у сегодняшних авторов нет. Я же очень хорошо понимаю, что ко мне в русском литературном сообществе относятся крайне несерьезно и вообще не считают меня литератором. Мои книги не попадают в списки бестселлеров. Хотя, если за первые два месяца продано 25 000 экземпляров, а в электронном виде скачано больше ста тысяч, это, разумеется бестселлер. И поскольку я нахожусь между некими контекстами, меня гораздо удобнее вообще оттуда вытеснить (выбросить) и не относиться ко мне серьезно.

Кумыш: Приведенные вами цифры говорят о безусловном читательском интересе, о том, что книгу ждали. То есть, читатели, все-таки, вас в этот самый контекст вписывают…
………………………………………………………………………………………………………………

Кумыш: Понятно, что у каждого автора, наверное, все-таки, наибольший трепет, наибольшее волнение вызывает недавно вышедший, самый свежий материал. Но есть ли среди ваших книг та, которой вы особенно довольны? И есть ли такая, в которой, может быть, не получилось сделать именно так, как хотелось бы, как изначально планировалось, замышлялось?

Гришковец: Пожалуй, самые совершенные тексты по композиции и по тому, как они сделаны, во всяком случае, я больше всего их люблю, самые сложные мои книжки – это «Реки» и «А…..а». Две повести, которые, конечно, никакие не повести, это особый литературный жанр. Кто-то говорил, что это эссе, но никакого отношения к эссе это не имеет. Я называю их повестями, такая форма повести. Все-таки, прозу я каждый раз делаю настолько тщательно и долго, что не могу сказать, что какая-то получилась хуже, а какая-то лучше. В меньшей степени я доволен своими ранними пьесами, потому что тогда еще не умел этого делать, они не очень хорошо оформлены для чтения. Сейчас бы я это написал иначе. Ко всему остальному нет претензий. И совершенно особенная для меня книжка, которая вышла два года назад, – «Письма к Андрею». Я ее сильно люблю.

Кумыш: Какие у вас планы на следующий сезон – литературный, театральный? Что будет дальше?

Гришковец: Я сейчас сделаю довольно длинную паузу с прозой, буду работать над новым спектаклем. Наверное, год вообще не возьмусь за прозу. А потом хочу написать большой роман. Прямо – большой. Даже хочу брать где-то полгода перерыва вообще в театральной работе, чтобы сделать основу этого романа, а потом его дописывать. Новый спектакль будет называться «Шепот сердца». Он, кстати сказать, в целом посвящен страху. Это будет монолог человеческого сердца. Сердце боится человека, а человек боится собственного сердца. Поначалу этот человек настолько целен в своей юности, в своей чудесности, что даже не вспоминает о том, что у него есть сердце. А потом… Помните, как Тарковский написал: «Человек счастлив только тогда, когда он забывает о том, что умрет».

Полностью интервью

http://odnovremenno.com/archives/4617#more-4617


Последний раз редактировалось: Ирина Н. (Чт Сен 18, 2014 6:00 pm), всего редактировалось 1 раз(а)
Ирина Н.
Ирина Н.

Сообщения : 22385
Дата регистрации : 2013-07-16
Откуда : Москва

Вернуться к началу Перейти вниз

Евгений Гришковец - Страница 2 Empty Re: Евгений Гришковец

Сообщение автор Ирина Н. Чт Сен 18, 2014 10:18 am

Кстати, когда я прочитала роман Островского "Как закалялась сталь", он стал для меня символом настоящего человека и мужчины Smile даже больше, чем символом, стал настоящим

И даже впоследствии, через годы про ОП думала, что, вот, если бы именно он в революцию был одного возраста с Павкой и находился рОвно в тех же условиях и не родился бы певцом, то  стал бы таким же, как Павка - с теми же поступками. С его темпераментом и характером. Правда-правда.
Я и сейчас так думаю Smile

А, когда год назад узнала про книгу ЕГ "Письма к Андрею", то лишь по анонсу, поняв, что это за книга, подарила ее многим своим близким людям. И сама, прочитав, получила наслаждение. Она чудесная. Да

И приятно было прочесть у ЕГ сейчас о Викторе Астафьеве, п.ч. сама (к стыду своему) обратила на него внимание лишь недавно, в начале лета, увидев о нем док. фильм, и, даже, не зная, о ком он, мне сразу бесконечно понравился этот человек ... шукшинской закваски... с таким потрясающим лицом...

Евгений Гришковец - Страница 2 M_3244

а это и был - Виктор Астафьев.

Так что, как был мне близок ЕГ, когда я его узнала 6 лет назад, так и остался.


Последний раз редактировалось: Ирина Н. (Пт Апр 17, 2020 4:52 am), всего редактировалось 1 раз(а)
Ирина Н.
Ирина Н.

Сообщения : 22385
Дата регистрации : 2013-07-16
Откуда : Москва

Вернуться к началу Перейти вниз

Евгений Гришковец - Страница 2 Empty Re: Евгений Гришковец

Сообщение автор Ирина Н. Пн Сен 29, 2014 9:14 am

Евгений Гришковец - Страница 2 Preview-650x390-650-1392633220

Гришковец. Просто о сложном

Лучшие цитаты мастера слова Евгения Гришковца.

Российский писатель, драматург, режиссёр, актёр, музыкант и еще много кто Евгений Гришковец в представлении не нуждается. Его чистосердечное признание в курилке у буфета в Театре Российской армии «Как я съел собаку» сделало из провинциального режиссёра всеобщего любимца, заласканного прессой, публикой и жюри самых престижных премий. И не отпускает до сих пор.

Кто-то его не любит и считает, что все, что он делает — это уровень школьных сочинений. Другие боготворят и с замиранием сердца смотрят его спектакли. А сегодня, в День рождения Гришковца, мы в AdMe.ru выбрали его самые запоминающиеся цитаты из спектаклей и книг.

Если бы вам удалось надавать под зад человеку, виновному в большинстве ваших бед, вы неделю не смогли бы сидеть.
Спектакль «Планета»

Жизнь — это тебе не супермаркет, дружище. Любовь найти нельзя. Ее можно только встретить.
Асфальт

Есть у нас такое слово, которое очень трудно произносить на родном языке. На чужом — сколько угодно можно кидаться им, направо и налево. А на родном — очень сложно. И иногда скажешь его, и сразу тебе станет так неловко, и ты закашляешься. Это слово — любовь.
Спектакль «Планета»

Жизнь возьмёт своё. А где моё?!
Спектакль «Планета»

Когда в моей жизни появилась любовь, я вдруг заметил, как много есть песен, которые каким-то образом про меня. И фильмов много про меня. Пьес, стихов, картин, даже скульптур! Я каким-то образом оказываюсь просто в центре мирового искусства.
Спектакль «Планета»

Как ни крути, но какой бы ни был дорожный знак, и чего бы он ни ограничивал или даже запрещал, но этот дорожный знак всегда свидетельствует о заботе одного человека о другом человеке.
Асфальт

Не стоит позволять себя обворовывать даже в мелочах!
От жжизни к жизни

Жизнь проще не становится, но думать о жизни становится проще.
Асфальт

По-настоящему голодные люди в рестораны не ходят.
Спектакль «Планета»

Непонятно, в какой момент заканчивается юность. Возможно, она заканчивается тогда, когда ты начинаешь ощущать кого-то юнцами и презирать то, что этим юнцам нравится.
Год жжизни

Жить с обидой — всё равно что оставаться с незалеченной раной, то есть быть почти инвалидом.
От жжизни к жизни

Он сказал про одного человека: «Наверное, у него комплекс недрагоценности».
Рубашка

Неважно — хорошая гостиница или плохая, дешёвая или дорогая. Заходишь в номер, а там видишь одноразовое мыло, одноразовые стаканчики и сам понимаешь, что ты тоже здесь одноразовый. Максимум двухразовый.
Спектакль «Планета»

А широко улыбаться в одиночку, наверно, совсем невозможно. Широко улыбаться можно только кому-то. Другому человеку.
Другие

Я всегда +1 к человечеству, но не его часть.
Книга «+1»

Самый грустный вид спорта — это женское одиночное фигурное катание! Сколько бы эта молодая и красивая женщина ни каталась по льду, сколько бы страстно ни вытягивала вперед руки, сколько бы ни выгибалась, ни крутилась бы, всё равно никто к ней не выскочит, не обнимет!
Рубашка

Как только ты научишься обижаться, в эту же самую секунду, не в следующую, а в эту же самую секунду ты тут же научишься обижать!
А школу я не люблю за то, что там маленький человек впервые встречается с государством.

Год жжизни

Иногда обхватываю голову руками и думаю: «Господи, какая же она маленькая! Пятьдесят восьмой размер всего. Такая маленькая, и сколько же в ней говна!»

Одновременно

Самое невыносимое — это переходы от надежды к отчаянью, от уверенности к сомнениям и обратно. Эти скачки — самая кровавая синусоида, какую только можно себе представить.
Рубашка

Всегда говорится, в случае если люди разошлись, что брак был неудачным. Люди, может быть, прожили вместе много счастливых лет, а потом что-то пошло по-другому, и вот они расстались. Какая же тут неудача?
Рубашка

Можно мотаться, быть усталым, измотанным, иметь серьезные проблемы, быть простуженным, но при этом быть абсолютно счастливым. Абсолютно.
Спектакль «Планета»

http://www.adme.ru/tvorchestvo-pisateli/grishkovec-prosto-o-slozhnom-633505
Ирина Н.
Ирина Н.

Сообщения : 22385
Дата регистрации : 2013-07-16
Откуда : Москва

Вернуться к началу Перейти вниз

Евгений Гришковец - Страница 2 Empty Re: Евгений Гришковец

Сообщение автор Ирина Н. Вс Ноя 02, 2014 2:14 pm

"Кто мы такие, чтобы прощать..."

Евгений Гришковец говорил со своими читателями о войне и гневе, обидах и прощении, о соцсетях и одиночестве

Текст: Лариса Кафтан

Евгений Гришковец: Я писатель, который играет в театре, а книги пишу, которые сам бы хотел читать.

Писатель Евгений Гришковец провел несколько встреч с читателями в Москве, поводом для которых стал выход книги записей из его блога "Одновременно: жизнь" (за год, по май 2014-го).

Евгений Гришковец появлялся на всех встречах минута в минуту, никому не делал замечаний по поводу пиликающих мобильников и даже не просил их выключить (как известно, за звонки на мобильники во время его спектаклей Гришковец, бывало, даже просил зрителей покинуть зал). Но на встречах с читателями в Москве был доброжелателен, терпеливо отвечал на самые, казалось бы, странные и дурацкие вопросы. А потом часами подписывал желающим свою новую книгу. К слову, аудитория на всех встречах оказалась на удивление молодой, людей старшего возраста было очень немного.

Публикуем некоторые интересные моменты с этих встреч.

О писателях и читателях

- Почему вы закрыли комментарии в своем блоге?

- Потому что мало вдумчивых комментариев. Какие-то "лайки"... Я не присутствую в соцсетях, не пишу в "Фейсбук". Со мной там подружиться невозможно. Со мной вообще подружиться сложно... Как у Тарковского в "Сталкере": "Обругает какая-нибудь сволочь - рана, другая сволочь похвалит - еще рана..." Писателю это не нужно, должна быть дистанция. Интернет - это инструмент, а человек обожествляет его. Мы доживем до того времени, когда будет массовый исход из социальных сетей. Но там задействованы такие деньги, что людей так просто оттуда не выпустят. (Улыбается).

- Вы от руки в блог пишете, а потом текст печатается?

- Все тексты пишу от руки. Считаю, что текст от руки более качественный. Его качество зависит порой даже от качества ручки. Бумажный текст предполагает правки. Бумага хранит следы работы. А от компьютерной правки никаких следов не остается. Пишу медленно. На 6-7 страниц текста, которые вы будете читать 3-4 минуты, у меня уходят сутки работы. Не умею писать быстро. У меня мало текстов. (Гришковец вспоминает чей-то текст: "Так хорошо было бы лежать, смотреть в потолок, думать о жизни... если бы не было Гришковца".) В 22 года я писал скверные стихи, которые уничтожил. Но самое обидное, что я их помню. (Смех в зале.)

- Зачем играете в своих спектаклях?

- Я писатель, который играет в театре. Зрителю важно, что свое произведение исполняет автор. Если бы Владимиру Высоцкому кто-то писал, он бы не стал великим исполнителем.

- А сами бы хотели снимать кино?

- Я пишу книги, которые сам хотел бы читать. Если начну снимать кино, знайте: я сошел с ума. (Смех в зале.)

- Не планируете ли сниматься?

- Меня почему-то не приглашают. Недавно пригласили. Спрашиваю, о чем фильм. Неважно, о чем, отвечают, главное - где: в Крыму. Понятно, есть госзаказ, Крым, но если неважно, о чем фильм, я не могу в нем сниматься. Хотя, по-моему, я очень хороший актер. (Смех в зале.) У меня 7 картин, считаю съемки высокооплачиваемым отдыхом. Все тебя любят, носятся, кормят, весело... но меня не зовут. Возможно, опасаются, что я как писатель буду предлагать отсебятину. Но я очень дисциплинированный... (Смех в зале.)

О вдохновении

- У вас есть увлечения?

- Мои дети. У меня коллекция детей (смех в зале).

- А путешествия?

- С октября у меня поездки: Нижневартовск, Сургут, Магадан, но это не путешествия. Ехать туда у меня много причин. Не хочу никуда ехать как турист. Не переношу жизнь в гостиницах - она для меня отдыхом быть не может. Хочу побывать в Новой Зеландии, но хочет ли Новая Зеландия, чтобы я приехал? Есть причина впервые поехать в Китай - там выходит моя книга. Буду общаться как с инопланетянами: зачем вам это? что вы поняли? (Смех в зале.)

- Нужно ли человеку браться за перо, если вдруг пришло вдохновение?

- Если вы работаете врачом или бухгалтером и к вам пришло вдохновение писать книги, то засуньте его подальше. У книги своя анатомия, устройство, его надо знать. Настаиваю: вдохновение чаще всего связано с графоманией.

- Но ведь Чехов был доктором и Булгаков, и они стали знаменитыми писателями?

- Если бы у Чехова не было сестер, братьев, родителей, он вряд ли пошел бы в медицинский. И если бы он написал только свои докторские рассказы, мы не знали бы такого писателя. А Чехов посвятил жизнь литературе. То же и с Булгаковым. Врач в свободное от работы время не может написать "Белую гвардию" и "Мастера и Маргариту".

- Какого читателя вы представляете, когда пишете?

- Он похож на меня. Это я и есть. Написание книги - это очень медленное чтение. Мои читатели не те, кто глотает книги, это мои соплеменники, не бездельники.

- А что вы сами читаете?

- У меня сейчас длительный период нечтения. Думаю, что значительную, могучую литературу ежедневно читать невозможно: душа устает. В ежедневное чтение не верю и не считаю это глубоким.

- Как вы относитесь к тому, что некоторые ваши произведения включены в школьную программу?

- Не считаю, что это полезно. Школьная программа лишает тебя будущего читателя. (Смех в зале.) Виталию Бианки уже все равно, а мне нет. Я бы на моих книжках указал: от 14 лет. Раньше не надо.

О переживаниях, а не о политике

- Какие ваши политические взгляды, вы кто - либерал, демократ, патриот, как относитесь к власти?

- Я не либерал и не демократ, я просто живу в России. Зачем ставить штамп? Я сложный человек. Если бы я вам сказал, что люблю Путина или не люблю Путина, вы не захотели бы со мной разговаривать... Или что люблю Бунина - и вы бы стали со мной разговаривать, а я, допустим, не люблю Бунина... После текста в моем блоге от 3 сентября (текст про Украину, вызвавший большой резонанс. - Авт.) часть людей перестала со мной здороваться, часть - почувствовала родственную душу. Я писал текст 3 дня. Что с ним дальше происходило, я не знаю, я отключился. Меня занимает не вопрос, что происходит, а переживания, связанные с тем, что происходит. Я сторонник задавать вопросы и сам на них отвечать. Ощущение Родины - это как религия, и кричать об этом человеку не стоит. Если люди в Украине готовы ударить "колорада", они не любят родину, они любят идею. А Родина состоит из людей. Не любишь их - не любишь Родину.

- Пойдете ли на "Марш мира"? Считаете, что прийти - это поступок?

- Если бы был в этот день в Москве, не пошел бы. И уж точно не потому, что боюсь. У каждого человека, который придет, будет причина там находиться. Сколько людей будет - столько причин. У кого-то это будет поступок, у кого-то - за компанию. В песне, которую я пою с грузинской группой "Мгзавреби", есть слова: "Меня спросили: Ты с кем? А я сказал: Конечно, я с вами. А потом? А потом я хочу побыть с ними. А потом? А потом я хочу побыть один". Почему люди ставят перед выбором?

- Сможете говорить с тем, кто убил?

- Не смогу и не буду. Я вообще не буду говорить с человеком, который хочет не разговаривать, а высказаться. Когда человек ненавидит, гневается, он несчастен. Он предает какие-то главные условия жизни.

- Чего людям не хватает, чтобы жить в мире и согласии?

- Напротив, избыток - гнева. Я интересовался у священника, бывает ли гнев праведным? Нет, ответил он, гнев не может быть праведным.

- Доброты не хватает в мире?

- У меня друг в Кемерово, 47 лет, добрый. Поехал на Донбасс добровольцем. Другой друг, бывший, - большой, сильный человек, участвовал в событиях в Одессе, когда сжигали людей... Доброта, понимание - все под гневом отключается.

- Вы сегодня говорили о политике...

- О политике ни слова сегодня не было. Мы говорили о переживаниях.

- Вы умеете не обижаться и не завидовать?

- Я ревнивый, но завидовать не умею. Обида - это защитная реакция, это упрощение ситуации. Когда человек живет в состоянии обиды - это как инвалидность.

- А как научиться не обижаться?

- Можно посердиться, но не говорить человеку, что он негодяй, дурак. Позвонить первому, даже если вы правы.

- То есть простить?

- Кто мы такие, чтобы прощать...

http://rg.ru/2014/09/25/vstrecha.html
Ирина Н.
Ирина Н.

Сообщения : 22385
Дата регистрации : 2013-07-16
Откуда : Москва

Вернуться к началу Перейти вниз

Евгений Гришковец - Страница 2 Empty Re: Евгений Гришковец

Сообщение автор Ирина Н. Ср Янв 14, 2015 3:20 pm

Я не Шарли, но я боюсь!

Это моя первая запись в 2015 году

Я не Шарли!


Год начался плохо. Ужасно! Страшно начался год. Никто из здравомыслящих от него ничего хорошего и не ожидал, но всё же было ощущение и надежда, что будет перевёрнута страница уходящего трудного года, и что новый начнётся с чистого листа… Надежда, что утро вечера мудреннее.

Не вышло! И кровавые чернила, которыми писались предыдущие годы, просочились сквозь страницы и залили новую.
Я в тяжёлом унынии и почти в отчаянии от того, что стряслось во Франции. Я в ужасе от кровопролитных и хладнокровных терактов в Париже, в унынии и почти в отчаянии от того, что было после…

В новостях всего мира про парижские теракты много и раз за разом показывали и показывали лежащего на тротуаре раненого человека, который на беду поворачивается и смотрит на приближающегося к нему террориста с автоматом. Всё происходило очень быстро. Лежащий беспомощно поднимает руку, прикрываясь ею от надвигающейся смерти… Звучит выстрел, рука падает, и человек замирает так, что не остаётся никаких сомнений в том, что произошло. Через мгновение террорист перешагивает через убитого им человека.

Мои дети видели эти кадры. Они затихли от ужаса и простоты того, как выглядит смерть на экране их телевизора, снятая на обычной улице средь бела дня. А дочь с заполненными слезами глазами сказала: «Папа, он руку поднял, прикрываясь… Так беспомощно, так естественно… Наверное, любой человек так бы сделал… Как жалко!… Как страшно!… Невозможно смотреть. Зачем они это показывают и показывают?»

В том беззащитном и столь человеческом жесте, в той попытке закрыться ладонью от автомата и смерти весь кошмар и беспощадный смысл произошедшего в Париже. В этом страшный символ встречи человека с нечеловеческим.

Дальше мы наблюдали, не в силах оторваться от телевизоров, вполне беспомощные действия французской полиции, которой террористы случайно или намеренно оставили в угнанной машине удостоверение личности, как визитную карточку. Мы видели жандармов, полицейские машины, вертолёты, экипированных, как Дарт Вэйдер, французских спецназовцев, неуклюже карабкающихся по какому-то склону… Мы слышали про захват заложников в кошерном магазине…

Мы слушали подробности того, как убивали несчастных в редакции злополучного сатирического журнала Шарли Эбдо. Мы узнали, что террористы, прежде чем убить, требовали у своих жертв назвать свои имена. Фантазии не хватает, чтобы представить, какой ужас пережили перед смертью эти люди. И никакого воображения не хватает, чтобы воспроизвести то нечеловеческое хладнокровие и ту космическую жестокость, с какой действовали те, кто это совершил. (Людьми их и их имена я называть не буду, так как людьми их назвать нельзя).

Мы видели, как вскоре после бойни в редакции журнала, парижане пошли на улицы. Они собрались на Площади республики. Люди не могли оставаться дома. Людьми двигало желание не оставаться одним, им нужно было увидеть других людей и оказаться с ними вместе. Они не могли оставаться наедине с ужасом и страхом…

А потом началось то, что погрузило меня в тоску, уныние и почти отчаяние. То есть, пошли комментарии и выводы, на которые не скупились европейские лидеры, журналисты, да и многие простые европейцы, которым давали микрофон и показывали в новостях… Потом 11-го января в воскресенье на улицы французских городов вышли миллионы людей, возглавляемые руководителями многих европейских стран и делегатами со всего мира. СМИ сообщили, что столь масштабной акции не было никогда.

Я смотрел. Я слушал. Я читал плакаты в руках людей… И мне становилось душно и страшно одиноко. В какие-то моменты было даже противно…

Кто-то нёс транспорант со словами из песни Джона Леннона «Имэджин» и было ясно, что несущие это вообще не понимают, что произошло, что происходит и в каком времени они живут. Многие несли в руках карандаши и ручки, как бы говоря и подчёркивая солидарность с убитыми из журнала Шарли. Очень многие несли листочки, на которых было написано «Я Шарли», и в руках многих и многих я прочёл слова типа: «Мне не страшно, нас не запугать, не бойтесь» и так далее.

Европейские лидеры наперебой говорили о попытке нанести удар по свободе слова, по свободам вообще, по европейским ценностям… Они уверяли, что после этого страшного и кровавого акта свобода слова только окрепнет, европейское общество сплотиться и усилиться, а европейские ценности станут только ценнее. Люди в Париже, собравшиеся в огромные колонны, как бы иллюстрируя сказанное, жались друг к другу, плотно заполняя улицы и площади…

Мне довелось в жизни видеть во многих театрах много плохих актёров в плохих спектаклях. Это неприятный опыт, но он опыт.

Мне противно было видеть, как бездарный артист Франсуа Олланд с трудом скрывает радость от произошедшего. Он вёл себя 11 января, как именинник, как заштатный актёр, которому неожиданно устроили пышный бенефис, и у него вдруг появился шанс побыть в центре внимания и возможность сыграть новую роль. Он периодически даже забывал изображать скорбь. А когда изображал, то у него плохо получалось…

Его же обращение к нации было похоже на бессмысленную предвыборную речь, состоящую из лозунгов и призывов, без малейшей попытки осознать случившееся, признать свои ошибки и непосредственную вину за бездарное руководство, заигрывание с исламистами как внутри страны, так и за её пределами, за слабость и некомпетентность спецслужб, за кашу в мозгах и раздрай во французском обществе, в котором ультраправые набирают силу и «блещут доспехами», а гей-парады проходят масштабнее, чем празднование Дня взятия Бастилии.

Я ждал от лидера Франции в такой день и в такой час чего угодно, но только не пафосной глупости. Я ждал от него того, что мы, наивные, так ждём от европейцев…

Я хотел услышать хоть от кого-то что-то разумное, что-то дающее надежду на то, что из произошедшего будут сделаны серьёзные выводы, а главное, будут пересмотрены абсолютно устаревшие и глупые взгляды на состояние происходящего в мире кошмара… и будут приняты меры… Давно необходимые меры.

Но нет! Я ничего подобного не услышал.

А ведь в Париже террористы одержали страшную и сокрушительную победу. Думаю, что ни даже не рассчитывали на такой успех, полученный такими малыми силами.

Как это страшно!

Посудите сами… Террористы невероятно умно и цинично выбрали для расправы журнал и людей, которым в исламском мире вряд ли кто-то посочувствует из-за опубликованных ими наглых и в сущности хулиганских карикатур. Эти карикатуры на Пророка бессмысленны по сути, как любая наглость, которая к свободе слова не имеет никакого отношения. Всякого мусульманина эти рисунки оскорбляли. Так что у авторов не было никакого шанса быть понятыми мусульманской стороной. А, стало быть, карикатуры были ёрничеством и наглостью без адреса.

Эти несчастные люди погибли не за свободу слова, а потому что оказались наиболее удобной мишенью в той бесчеловечной игре, которую ведёт исламистский терроризм. А террористам всё равно кого и где убивать. В этот раз было выгоднее убить людей из Шарли.

Террористы спокойно, хладнокровно расправились со всеми, с кем хотели, дали снять себя многими камерами и на многие телефоны, а потом скрылись средь бела дня в центре столицы самой свободолюбивой страны. Они оставили удостоверения личности в угнанной машине, они устроили в прямом эфире шоу с погоней, они долго сидели осаждённые сотнями жандармов, над ними летали вертолёты… Они дали интервью по телефону и сказали ровно то, что хотели сказать на весь мир. Их имена узнали везде, их лица были на всех экранах. А потом они умерли, как хотели, с оружием в руках. Они всё сделали что и как хотели те, кто их к этому готовил.

А другой террорист в то же самое время взял заложников в кошерном, грубо говоря – в еврейском, магазине, предварительно застрелив женщину-полицейского. То есть, он продемонстрировал, что ворвался не в первый попавшийся магазин, а захватил именно кошерный, взял в заложники тех, кого хотел, там, где хотел, и делал всё, что хочет. Он убил четырёх человек… Ему дали высказаться по телефону, как он хотел, и умер он тоже, как хотел.

В результате Париж собрал делегации со всей Европы и мира, а на улицы французских городов вышли миллионы людей. Это страшная победа террористов и терроризма как такового. На такой успех террористы вряд ли рассчитывали.

И эту ужасную победу, и своё поражение необходимо признать! Признать со всей серьёзностью и строгостью. Признать, понимая происходящее, как особую войну, которая идёт давно. Это необходимо признать, чтобы осознать, с каким нечеловечески жестоким, бездомно-тёмным, абсолютно безжалостным, изощрённо-умным и бесчеловечным сознанием мы все имеем дело.

А ещё необходимо европейцам признать публично и признаться самим себе, что удар террористы нанесли не по свободе слова, не по свободе как таковой, и не по европейским ценностям, которые в своей основе являются ценностями общечеловеческими… Удар был нанесён по лицемерному и ханжескому устройству общества так называемых развитых европейских стран. По обществу, которое давно не верит в то, что декларирует.

Это удар по Франции, Бельгии, Великобритании, Германии и так далее, где целые районы и округа городов, а то и отдельные городки и города стали целиком и полностью арабскими. Они стали такими не вчера. География таких районов и городов растёт прежде всего потому, что исконные французы и немцы покидают эти районы и города, бегут от мусульманского соседства, не хотят отдавать своих детей в школы к мусульманским одноклассникам, да и вообще стараются держаться подальше от пришлых. Их можно понять… Пришлые не хотят ассимилировать, не желают блюсти и хранить чуждые им правила и уклады.

Но как понять то, что те, кто бежит мусульманского соседства, в то же время ратуют за мультикультурализм и толерантность? Как понять тех, кто старается не входить в арабские кварталы Брюсселя или Марселя, но при этом изо всех сил изображает из себя всетерпеливого, встерпимого, вслюбящего и толерантного европейца до мозга костей?!
Как это понять?!

А очень просто! Это лицемерие и ханжество.

Но это лицемерие во-первых, не скрыть от арабских соседей, во-вторых, оно прекрасно видно и понятно террористам, которым всё равно кого убивать.

Только как ханжество и лицемерие можно понимать и европейскую миграционную политику, в которой только и есть что заигрывание со своей толерантной аудиторией и со своими уже многочисленными мусульманскими избирателями, но нет ни капли здравого смысла, трезвой оценки реальной ситуации и даже элементарного чувства самосохранения.

Именно эта бессмысленная и дикая миграционная политика создала условия для того, чтобы отчаявшиеся люди из нищей и страшной Азии и Северной Африки любыми способами, кроме легальных, пытались добраться до европейских берегов. Они тонут и умирают от жажды на утлых судёнышках и баржах, задыхаются в трюмах, цистернах и контейнерах, пытаясь переплыть Средиземное море, они лезут на стены и гибнут от электрического тока, пропущенного через колючую проволоку, которой отгорожены испанские анклавы в Марокко. Они делают это потому что знают – если преодолеют море или стену, то их обратно не отправят.

Кто придумал эту дикую и смертельную полосу препятствий, этот бесчеловечный экзамен? А придумали это цивилизованные и толерантные европейцы. Как это можно понять?!!!

И с какой стати тем, кто преодолел такой ужас и унижение ценить и соблюдать правила и нормы той страны, куда они добрались, пройдя через ад?… Да, к тому же, чаще всего они вырвались из ада, который во многом устроили те самые европейские страны.

Лицемерие и ханжество не замечать того, что в Европе не зреет, а давно назрел страшный кризис полного отсутствия идей дальнейшего развития того общества, каким оно стало за последние четверть века… Общества, в котором целые социальные и национальные пласты не доверяют, презирают и открыто ненавидят друг друга.

Миллионы людей вышли на улицы, желая заявить, что их не запугать и они не боятся. Это у многих было написано на бумажках и плакатах. При этом, эту беспрецедентно большую манифестацию охраняли беспрецедентно большие силы полиции и жандармов… Всё правильно! Наверное, те, кто спланировал и организовал эти бесчеловечные злодеяния ликовали, глядя в телевизор на происходящее. А может быть, они смотрели в окно… Кто знает?

Эти непостижимые человеческим сознанием чудовища… Чудовища, исполненные жестокостью и мраком должны были ликовать, видя такое количество напуганных людей на улицах Парижа. Людей, которые даже себе не признались в том, что из вывел на улицы нормальный и понятный человеческий страх. Страх осознания, что смерть от рук террористов существует не только в телевизоре, что она не на Манхэттене 11-го сентября, она не за морем в Сирии, Ираке и Ливии, она не в Пакистане, она не в Махачкале, и даже не в лондонском метро… Смерть тут рядом на соседней улице, у смерти французский паспорт, смерть говорит по-французски… Смерть живёт по-соседству…

Парижанам и приезжим нужно было 11-го января оказаться в тесной толпе рядом с другими людьми. Им нужно было увидеть и убедиться, что они в своём страхе не одиноки. Люди не могли оставаться одни по домам, ощущая сколь беззащитны их дома, беспомощна их страна, а также их потерянный и утраченный европейский миропорядок.

Если бы французы ощущали, что их дома — это их крепость, что Париж – это столица подлинных, всецело защищённых свобод и непокорённого достоинства, если бы они были уверены в силе своего государства, президента и правительства, если бы были убеждены в незыблемости своих европейских ценностей (я подчёркиваю – именно в незыблемости) они бы не вышли в таком количестве на улицы своих городов и своей униженной террористами прекрасной столицы.

А множество французов-мусульман вышли на улицы, напуганные не только кошмаров терактов, но и движимые страхом усиления исламофобии, опасением прорыва ненависти к любому мусульманину или просто очевидно приезжему. Они спешили сообщить всем о том, что не имеют ничего общего с террористами и радикальными исламистами. Этим людям тоже стало страшно в их жилищах… Хотя карикатуры журнала Шарли не могли не оскорбить их религиозных чувств.

Люди шли по Парижу. Я всматривался в их лица, сидя на корточках возле телевизора. Лица многих были растеряны, глаза широко распахнуты. Люди боролись с ужасом и страхом, прижимаясь друг к другу. Они словно грелись в лютую стужу. Они храбрились. Они несли бумажки со словами, что их не запугать… А на крышах эту демонстрацию охраняли снайперы.
Если бы я был в Париже в воскресенье я бы тоже вышел на улицу. Я бы тоже нёс листочек. Но на нём я написал бы следующее: «Я не Шарли, но я боюсь!»

Я не рисовал карикатур на Пророка, но я боюсь, потому что террористам всё равно кого убивать.

Я боюсь, что вы… Все вы, кто вышел на эти манифестации, ничего толком не поняли… Не поняли что происходило и произошло. Вы не признаёте, что ваше общество слабо и лицемерно, а ваши лидеры не обладают волей и неспособны хоть как-то вас защитить.

Я боюсь, что больше вы так не соберётесь никогда… Потому что если, не приведи Господь, случаться новые кровавые теракты, вы уже попрячетесь по домам и не будете искать поддержки друг в друге, а доверие к своему государству потеряете окончательно. Или же наоборот пойдёте громить и жечь своих мусульманских соседей и сограждан.

Я боюсь, что на всей этой истории многие ваши политики заработают очки и разыграют случившееся, как козырную карту.
Я больше всего боюсь, что из-за вашего лицемерия и ханжества всё европейское лоскутное одеяло, да и мы в том числе, станем ещё более разобщёнными перед страшной опасностью и бездонной тьмой, которая пока только слегка вас задела, послав в Париж всего нескольких террористов.

Но я не был в Париже. Я сижу за столом дома и пишу это. Я понимаю, что европейцы моих слов не услышат, как я не услышал ничего вразумительного от европейцев. Мне тоскливо и почти отчаянно.

Мне ужасно жаль тех, кого выбрали мишенями в редакции Шарли. Безумно жаль случайных покупателей кошерного магазина. Жаль всех жертв наступившего 2015 года. И мне безутешно жаль тех, кого взорвали в Волгограде в предновогодние дни 2013 года, жаль убитых грозненских милиционеров, незадолго до конца 2014. Это и их кровь просочилась сквозь страницу ушедшего года на чистый лист наступившего… Просто парижане об этом не знали и не узнают. Их СМИ если и говорили об этом, так только вскользь и с трудно срываемым злорадством. А в интернете злорадства никто не скрывал.

Мне тоскливо и страшно от того, что не признав своей слабости сейчас Франция и Европа не соберётся с силами. Для террористов все речи и шествия – это глупая лирика. Кому что-то хотели сказать французы 11-го января? Террористам? Это бессмысленно. Террористы понимают только силу и ничего иного. Для них не существует ничего человеческого. Ничего!!!

Наполеон Бонапарт, которого так ценят и которым так гордятся французы когда-то сказал: «Можно выиграть бой, но проиграть сражение; можно выиграть сражение, но проиграть кампанию; можно выиграть кампанию, но проиграть войну».
Однако французы сейчас не признают своего поражения и кровавую победу террористов… Они также не хотят признавать, что идёт война… Они не желают признать свою слабость. А террористам плевать, признают французы свою слабость или нет. Они эту слабость видят. И жалости к слабости у них нет. В них вообще нет жалости…

А ещё я не Шарли, потому что не согласен с тем, что из несчастных убитых делают героев и знамя свободы слова. Эти люди – просто несчастные жертвы цинично выбранные для расправы. И они убиты не за убеждения, а по причине того, что как трофей в этой страшной игре они оказались более выгодны и заметны.

Я не Шарли… Я боюсь! Я закрываю глаза и снова и снова вижу, как лежащий на парижском тротуаре человек машинально, естественно, беспомощно, просто и… очень по-человечески закрывается рукой от автомата. В этом отчаянном жесте нет лицемерия. В нём последняя надежда на спасение.

Я не Шарли. Я боюсь.

Ваш Гришковец


http://www.echo.msk.ru/blog/evgeniy_grishkovetz/1473058-echo/

Я согласна с Евгением Гришковцом
Ирина Н.
Ирина Н.

Сообщения : 22385
Дата регистрации : 2013-07-16
Откуда : Москва

Вернуться к началу Перейти вниз

Евгений Гришковец - Страница 2 Empty Re: Евгений Гришковец

Сообщение автор Ирина Н. Чт Сен 24, 2015 10:11 pm

12 сентября.

Здравствуйте!

Прошлой ночью у меня дома, в моём кабинете случилась музыка…

Это странно звучит, но именно так и произошло. Уже собираясь ложиться спать, я взял в руки пульт и, скорее машинально, включил телевизор.

По обыкновению телевизор был выставлен на канал Культура. В ночном эфире я скорее всего ожидал увидеть какое-нибудь чёрно-белое американское или европейское кино, или многофигурную оперу, или неизвестного мне, но всемирно известного дирижёра за пультом перед оркестром в зале, который обязательно посещали знатоки-любители симфонической музыки… То есть, я ожидал увидеть то, что обычно через пару секунд переключаю или выключаю телевизор вовсе.

Но тут я увидел и услышал другое. Я услышал тягучую, неспешную музыку, а на экране, как мне сначала показалось, виолончель и виолончелиста. Музыка и изображение были такими удивительными, что я просто сел напротив телевизора и замер.


Я увидел почти тёмный экран в центре которого ярко высвечивался музыкальный инструмент, на первый взгляд определённо виолончель, смычок, две руки, которые были видны от локтя до кончика пальцев, пюпитр с нотами и над всем этим… менее рук, инструмента и нот освещённое лицо с седой небольшой бородой и в обрамлении длинных седых волос. На лице ещё были очки: тонкие, круглые. Лицо было наклонено вперёд и устремлено взглядом на пюпитр. Кто этот человек, что, какое произведение он исполнял, где и когда это всё происходило, мне было неизвестно. Но то, что я увидел и услышал было завораживающе прекрасно.

Музыкант определённо играл в каком-то средневековом сводчатом пространстве, скорее всего в какой-то церкви или обители. За спиной у него были то ли распахнутая дверь, то ли открытое очень большое окно. А уже в этом окне или двери были видны едва различимые в темноте очертания гор.

Музыкант был освещён четырьмя небольшими софитами. Всё же остальное помещение было тёмным и едва угадывались стены и своды. Он, как будто завис в тёмном воздухе в небольшом тёплом шаре света. Не было видно, на чём он сидит, и сидит ли он вообще… Были видны только руки по локоть и лицо.

Лицо его было столь значительно, сосредоточено и прекрасно, что оторваться от него было невозможно. Но кроме сосредоточенности оно практически ничего не выражало. Губы были неподвижны, человек не качал головой, никакие мышцы на его лице не сокращались… Волосы его, обрамляющие лицо, не качались ни от движений человека, ни от дуновений. Рука же со смычком и рука, двигающаяся по грифу, существовали как будто отдельно от лица, и были, наоборот, напряжены и выразительны.

Однако, присмотревшись и привыкнув к тому, что вижу, я разглядел удивительное выражение лица, совершенно неизвестного мне музыканта. Это было выражение могучего внимания и бесконечного интереса. С таким лицом мудрые люди или большие учёные читают глубокие тексты или научные труды.

Музыка была необычная. Необычная для виолончели. В звуках этой музыки не было очень высоких и торопливых звуков. Смычок двигался как-то замедленно, да и держал музыкант его как-то странно. Только спустя какое-то время я увидел, что и виолончель-то не совсем виолончель. Какая-то она небольшая, не изящная, без характерной талии… Гриф какой-то у неё широкий и струн очевидно больше, чем четыре.

(Это я уже потом поинтересовался и узнал, что смотрел и слушал я концерт великого гамбиста, каталонца, Жорди Саваля. А инструмент, на котором он играл, называется гамба, если он гамбист. )

Я совсем не знаток симфонической музыки. Камерной тоже. Старинную музыку… знаю ещё хуже. К тем, кто играет на старинных музыкальных инструментах испытываю искреннее почтение и уважение. Это бескомпромиссные люди. Но от меня всё это очень далеко.

В данном же случае мне было не важно, на каком человек играет инструменте, чьи произведения он исполняет, как его зовут… В интернет я заглянул после того, как концерт уже закончился. Я попросту не мог оторваться. Мне было неважно.

Я просто совершенно неожиданно нажал на пульт телевизора и увидел и услышал чудо. Ночью. Перед сном.

Музыка была прекрасная… Но, совершенно уверен, что если бы я не видел человека, исполняющего эту музыку, если бы это происходило не под этими тёмными сводами, не на фоне окна, не в свете четырёх маленьких софитов… если бы это исполнял какой-то другой человек, или он был бы иначе одет… Наверное, через пару секунд я выключил бы телевизор и лёг спать.

Я увидел невероятное единение человека с инструментом, музыкой и пространством. Было видно, что если не существовало бы такого инструмента под названием гамба, то этот человек ни за что бы не стал тем, кем стал. И если бы не было этого человека, то гамба ни за что бы так не прозвучала… А стало быть, не случилось бы того чуда, которое я наблюдал и слышал. То же, что я видел и слышал было торжественно, мудро, печально и… прекрасно.

Это потом я прочитал и про инструмент, и про музыканта… Но мне уже хватило жизненного опыта и мудрости не начать искать других исполнений концертов этого музыканта и не пытаться начать слушать музыку исполняемую на гамбе. Я понял сразу, как только концерт по каналу Культура закончился, что такого чуда повторить и продлить его будет невозможно.

Мало того, что музыкант совпал с инструментом, а потом совпал с музыкой и пространством… Это ещё всё совпало с моим ощущением времени, жизни, возраста, начинающейся осени и прочее, и прочее, и прочее.

Просто, когда концерт закончился, музыкант встал со стула, зазвучали аплодисменты, исполнитель кланялся, а потом экран почернел, и по нему поползли буквы титров……. В этот момент я понял, что чудо музыки в моём кабинете, в моём доме и в моей жизни на данный момент закончилось, и не известно, когда случится снова с такой силой.

Музыка закончилась и надо ложиться спать. А сон казался совершенно недоступным. Сон улетучился. После музыки навалилась ночная тишина уже уснувшего дома, уснувшего города. Но сон исчез…

А потом, спустя какие-то минуты, вдруг пришла радость. Радость от того, что я вдруг подумал, что уже буквально через какие-то три дня я выйду на сцену один к зрителям в своём пространстве, в своём времени, со своими словами… Музыка, конечно, прекраснее, но я не музыкант. И буду делать то, что умею и люблю.

Я соскучился по сцене.

Ваш Гришковец.


http://odnovremenno.com/archives/5714

Как я понимаю ЕГ. Именно так случайно 14,5 лет назад я и услышала ОП по тому же каналу Культура...

Нет ничего случайного в нашей жизни
Ирина Н.
Ирина Н.

Сообщения : 22385
Дата регистрации : 2013-07-16
Откуда : Москва

Вернуться к началу Перейти вниз

Евгений Гришковец - Страница 2 Empty Re: Евгений Гришковец

Сообщение автор Ирина Н. Вс Май 01, 2016 1:25 pm

Ирина Н.
Ирина Н.

Сообщения : 22385
Дата регистрации : 2013-07-16
Откуда : Москва

Вернуться к началу Перейти вниз

Евгений Гришковец - Страница 2 Empty Re: Евгений Гришковец

Сообщение автор Ирина Н. Пт Июл 22, 2016 2:07 am

30 ГЛУБОКИХ ЦИТАТ ЕВГЕНИЯ ГРИШКОВЦА
21.07.2016


Его книги читаются «запоем», западая глубоко в душу и оставляя после себя ощущение спокойствия, наполненности, уюта и щемящей ностальгии. Евгений Гришковец - лауреат «Антибукера», «Триумфа», «Золотой маски», причем в различных номинациях - как драматург, актер и режиссер.

- В жизни, как известно, за всё приходится платить. Но почему-то не покидает ощущение того, что в счёт включены солидные чаевые.

- Когда в моей жизни появилась любовь, я вдруг заметил, как много есть песен, которые каким-то образом про меня. И фильмов много про меня. Пьес, стихов, картин, даже скульптур! Я каким-то образом оказываюсь просто в центре мирового искусства…

- А вообще это прекрасно, когда люди находят в себе силы извиниться. Это прекрасно, но очень немногие умеют это делать. И далеко не все умеют искренне благодарить, находить слова для комплиментов, признаваться в своей неправоте или честно говорить, что не знают ответа на тот или иной вопрос.


- В случае, если люди разошлись, всегда говорят, что брак был неудачным. Люди, может быть, прожили вместе много счастливых лет, а потом что-то пошло по-другому, и вот они расстались. Какая же тут неудача?

- Неважно - хорошая гостиница или плохая, дешёвая или дорогая. Заходишь в номер, а там видишь одноразовое мыло, одноразовые стаканчики и сам понимаешь, что ты тоже здесь одноразовый. Максимум двухразовый.

- Когда я выбрасываю хлам, мне становится легче жить.

- Одиночество — это когда вокруг слишком много людей, когда всем что-то нужно от тебя, а ты сам никому не нужен. И тебе никто не нужен.

- Однажды я экспериментировал. Как только видел, что какой-нибудь человек смотрел на часы, я тут же подходил и спрашивал у него: «Сколько времени?» Все, без исключения, опять смотрели на часы, прежде чем ответить.


- Можно вот так вот мотаться по миру, работать с утра до ночи, быть усталым, измотанным, иметь финансовые проблемы, быть простуженным, и при этом быть абсолютно счастливым… абсолютно… просто по той причине, что тебя ждут. И знаете, не просто вот так вот ждут, а ждет та, которая нужно тебе, чтоб тебя ждала. Потому что есть те, которые ждут, ну и пусть подождут. Дождутся! А можно быть наоборот здоровым, перспективным, успешным и быть абсолютно несчастным, ну, потому что тебя не ждут. Она не ждет, и кажется, что вообще никто не ждет…

- И так хочется вырваться из этого окна, из этого одиночества, то есть туда, где нет людей. Потому что там, где нет людей, не может быть одиночества.

- Жизнь возьмёт своё... А где моё?!

- Мне здесь нравится, мне здесь очень многое нравится, почти всё, но я здесь ничего не люблю, а дома мне многое не нравится, но я это люблю.

- Каждая следующая любовь сильнее, чем предыдущая.

- Когда что-то понимаешь, то жить становится легче. А когда что-то почувствуешь - то тяжелее. Но почему-то всегда хочется почувствовать, а не понять!

- Мы только один раз были в том кафе, а я не могу теперь проезжать мимо него. Я стараюсь этого не делать. Мы просидели тогда в нём не более сорока минут, выпили — она чай, я два кофе. Говорили ни о чём, она смеялась, а я смотрел на неё — и думал о том, как я хочу взять её сейчас за руку и не отпустить никогда.

- Просто мне кажется, что если мне так нравится эта песня, то эта песня про меня. Это моя песня. Про мою жизнь. Хотя её исполнил человек, который не знает меня и вообще никогда не узнает, что я живу. Но эта песня про меня.

- Москва! Здесь всегда найдётся несколько сотен фанатов чего угодно.

- Первая рюмка делает тебя счастливым, третья отгоняет остатки счастья.

- Москва сразу стала светлее. Окна, фонари, огни вывесок и рекламы отразились в низком небе и в каждой снежинке. В каждой летящей и уже упавшей снежинке… «Она любит меня, — догадался я. — Я хороший человек. Меня можно любить. Господи… Я хороший».

- Так что у меня тут джаз. То есть музыка для тех, кто отлюбил!


- А на фотографиях всё хорошо. Там много надежды.

- Как только ты научишься обижаться, в эту же самую секунду, не в следующую, а в эту же самую секунду, ты тут же научишься обижать!

- Я знаю так много умных, сильных, трудолюбивых людей, которые очень сложно живут, которые страдают от одиночества или страдают от неразделенной любви, которые запутались, которые, не желая того, мучают своих близких и сами мучаются. То есть людей, у которых нет внешнего врага, но которые живут очень не просто. Но продолжают жить и продолжают переживать, желать счастья, мучиться, влюбляться, разочаровываться и опять на что-то надеяться. Вот такие люди меня интересуют. Я, наверное, сам такой...

- И как же важно почувствовать жизнь не в одиночку, а с кем-нибудь вместе. Потому что вместе всегда сильнее, чем в одиночку. В одиночку можно только сильнее всего ощутить одиночество. А вместе можно ощутить жизнь...

- Любить можно только то, чего остановить невозможно. Всю эту жизнь, например...

- И я понял в этот момент, по кому скучаю. Я понял, какого человека мне не хватает в жизни. Я со всей ясностью осознал, по кому я невыносимо тоскую, тоскую давно, и кого мне так не  достаёт каждый прожитый мною день. Это конкретный человек. Я скучаю по себе. Счастливому!


http://prikolno.cc/open/259
Ирина Н.
Ирина Н.

Сообщения : 22385
Дата регистрации : 2013-07-16
Откуда : Москва

Вернуться к началу Перейти вниз

Евгений Гришковец - Страница 2 Empty Re: Евгений Гришковец

Сообщение автор Ирина Н. Вс Сен 10, 2017 5:28 pm

Спектакль ЕГ "Прощание с бумагой"



https://www.youtube.com/watch?v=aFgfhtgQB78


Последний раз редактировалось: Ирина Н. (Вт Ноя 26, 2019 4:50 pm), всего редактировалось 1 раз(а)
Ирина Н.
Ирина Н.

Сообщения : 22385
Дата регистрации : 2013-07-16
Откуда : Москва

Вернуться к началу Перейти вниз

Евгений Гришковец - Страница 2 Empty Re: Евгений Гришковец

Сообщение автор Ирина Н. Вс Сен 10, 2017 11:05 pm

Плюс один (полная видеоверсия спектакля)

Ирина Н.
Ирина Н.

Сообщения : 22385
Дата регистрации : 2013-07-16
Откуда : Москва

Вернуться к началу Перейти вниз

Евгений Гришковец - Страница 2 Empty Re: Евгений Гришковец

Сообщение автор Ирина Н. Пн Сен 11, 2017 1:22 am

Одновременно, 2004 г



Одновременно, 2014 г (новая версия спектакля)



Дредноуты



Как я съел собаку




Пока наливается пиво




Последний раз редактировалось: Ирина Н. (Вт Ноя 26, 2019 4:52 pm), всего редактировалось 1 раз(а)
Ирина Н.
Ирина Н.

Сообщения : 22385
Дата регистрации : 2013-07-16
Откуда : Москва

Вернуться к началу Перейти вниз

Евгений Гришковец - Страница 2 Empty Re: Евгений Гришковец

Сообщение автор Ирина Н. Пн Сен 11, 2017 1:24 am



Последний раз редактировалось: Ирина Н. (Вт Ноя 26, 2019 4:53 pm), всего редактировалось 1 раз(а)
Ирина Н.
Ирина Н.

Сообщения : 22385
Дата регистрации : 2013-07-16
Откуда : Москва

Вернуться к началу Перейти вниз

Евгений Гришковец - Страница 2 Empty Re: Евгений Гришковец

Сообщение автор Ирина Н. Вт Сен 12, 2017 11:13 am

Планета

Ирина Н.
Ирина Н.

Сообщения : 22385
Дата регистрации : 2013-07-16
Откуда : Москва

Вернуться к началу Перейти вниз

Евгений Гришковец - Страница 2 Empty Re: Евгений Гришковец

Сообщение автор Ирина Н. Вт Сен 12, 2017 7:47 pm

Шёпот сердца, полная видеоверсия спектакля



https://www.youtube.com/watch?v=dPr9Vt7nMe4

Титаник (полная видеоверсия пектакля)



По-По (полная видеоверсия спектакля Гришковца)



Ирина Н.
Ирина Н.

Сообщения : 22385
Дата регистрации : 2013-07-16
Откуда : Москва

Вернуться к началу Перейти вниз

Евгений Гришковец - Страница 2 Empty Re: Евгений Гришковец

Сообщение автор Ирина Н. Вт Ноя 26, 2019 5:21 pm

"Предисловие" (фрагмент)



Отзывы о спектакле «Предисловие» :

Николай Голенкин

Был на спектакле 02.03.2019 в Театральном центре на Страстном.
Рекомендую к просмотру.
Спектакль идёт почти три часа (по крайней мере так было в день моего посещения), вместо заявленных двух часов, - имейте это в виду.
До этого спектакля никогда бы не поверил, что смогу выдержать трехчасовой спектакль без антракта.
Выдержал. И не могу сказать, что это далось тяжело. Видимо и кресла в центре на Страстном достаточно удобные, и, главное, спектакль не давал возможности думать об усталости.
Евгений Гришковец просто рассказывает истории.
Истории, которые пережил сам, которые пережили и прочувствовали очень многие люди. Он рассказывает о себе и, одновременно, о каждом из нас.
Вот в этом, вероятно, и кроется секрет того, что спектакль интересно смотреть, несмотря на некоторую затянутость.
Евгений Гришковец большой молодец. Он хороший рассказчик. Будет интересно почитать книгу, черновиком которой (выражусь так) является этот спектакль.
Отдельно отмечу прекрасное начало спектакля, которое было полностью посвящено проблеме выключения зрителями телефонов на время спектакля.
У Евгения это вылилось в достаточно длинный и интересный монолог.

Особенно запомнилась одна формулировка.
Итак, почему надо выключить телефон? Очень просто. Сейчас такое время, что если позвонят, то уж точно ничего хорошего не скажут)))). Значит - лучше выключить телефон)).

https://www.afisha.ru/performance/203989/reviews/?reviewid=1287831

Надежда Родионова

Это чудо!
Ааааааа....Просто ааааааа! Боже!!!
Он чудесен, невероятен, искренен, смешон! Он крут, открыт! Он умеет быть благодарным!
Он рассказывает о простом, о том, что на поверхности, о вещах, которые лишь на первый взгляд не несут глубокого смысла...
Он говорит как отец, который хочет передать тебе мудрость жизни, но при этом не учит жить! Его монолог звучит как будто произносится не со сцены театра, а из соседней комнаты или за столом на кухне!
А еще, ты, вроде, понимаешь, что он говорит о себе, рассказывает историю своей жизни, однако не покидает чувство, что многое из сказанного о тебе и про тебя!
Как? Как у него так получается всколыхнуть внутри человека всю палитру чувств за какие-то пару часов! Пара часов на осознание жизни, на смех, слезы, страх, боль, разочарование, негодование, отвращение! Это фантастично! Это чудесно!

А он - это Евгений Гришковец! Король слова, мастер пантомимы, покоритель...нет, даже захватчик душ (во всяком случае моя точно осталась в зале театра). Это было невероятно! Спасибо за прекрасный спектакль "Предисловие к роману", за эмоции и за душевность!
А еще за осознание того, что "каждый муравей неповторим"... "каждый муравей неповторим!"

Друзья!
Читайте! Смотрите! Чувствуйте! Живите!

P.S. Очень надеюсь, что мои эмоции приведут Вас на этот моноспектакль, потому что это нужно видеть!


https://www.afisha.ru/performance/203989/reviews/?reviewid=1225697

jaroldin.livejournal.com

То, что нужно было рассказать маме сразу, но почему то держалось в секрете всю жизнь
«Предисловие к к роману», это откровенный рассказ о себе того человека с которым мы смеялись в «+1» или в «Как я съел собаку», но это рассказ повзрослевшего героя, взрослого мужчины, мудрого отца.
Спектакль многослойный, философский, поучительный, трагичный и до слез смешной. Каждое событие в жизни не случайно и вся жизнь это игра случайностей.


https://www.afisha.ru/performance/203989/reviews/?reviewid=1225736

Олеся Исаева

Это классно...! ... простой и глубокий одновременно, вообщем как и сама жизнь ..!

https://www.afisha.ru/performance/203989/reviews/?reviewid=1266006

Алёна Ломакова

Ощущение, что стала несоизмеримо богаче, чем до просмотра
Если бы каждый человек, пустивший слезу, смеявшийся до ярких щек, или вдруг неожиданно потупивший взгляд, написал не отзыв, не-еет, а хотя бы одно слово в ответ — вы бы узнали, как нас много таких, узнавших себя в вас, в вашем спектакле. Как много нас таких одинаковых, похожих, под длинными воротниками и боящихся, что наши слезы увидят в зале. А вы — другой, вы — ребенок, большой ребенок с добрыми глазами. Мощный в создании чудесных книг и невероятных спектаклей, очень работоспособный, а в душе — искренний и чистый, как дитя. И эта обнаженная душа, которая видна через рассказываемую историю — это душа каждого человека в зале, только с его личной болью.

Вообще, это какое-то едва уловимое чудо — прикоснуться к вашему творчеству. С годами оно становится все более трогательным и ясным, а значит сильным, а значит понятным многим. И когда, выходя из зала, чувствуешь себя гораздо богаче и наполненнее — это, наверное, и есть тот максимум, который я могу получить как зритель, как слушатель и как читатель.


https://www.afisha.ru/performance/203989/reviews/?reviewid=1238159

Eugenia Voronova

Я пришла на спектакль одним человеком, а вышла уже другим
День до спектакля прошел в каком-то неожиданном и изумительном предвкушении, ожидании. Волнении! Чувстве, во взрослой жизни ставшем очень редким гостем. То, что произошло дальше, именно произошло. Впечатление. Открытие. Откровение. Меня выдернуло из себя и заставило на все посмотреть другими глазами. Каким-то куда более настоящим собой. Это не спектакль прошел фоном в вечере моей жизни. Это как будто часть моей жизни до была посвящена наработке того опыта, для которого этот спектакль стал неизбежным и значительным событием.


https://www.afisha.ru/personalpage/3445875/?reviewid=1236978
_____________________________________________

15 ноября 2018 г

Евгений Гришковец — человек-театр. Сам пишет, сам ставит и сам играет свои произведения. Его роман «Театр отчаяния. Отчаянный театр» внесен в шорт-лист премии «Большая книга». Но Гришковец не был бы Гришковцом, если бы не решил  инсценировать процесс рождения этой книги. Так появился спектакль «Предисловие». Сейчас режиссер и драматург представляет постановку по России, а 28 ноября ее увидят в Москве. «Известия» встретились с автором.


Моя труппа — один я

Спектакль «Предисловие» можно назвать автобиографическим?

Общее и крайне ошибочное мнение, что я всё время делаю что-то автобиографическое. Это не так. «Предисловие» — постановка о том, как написать книгу о театре. Отчасти ее можно признать автобиографической, потому что я тоже этим занимался. Но лишь мой первый спектакль «Как я съел собаку» — точно обо мне.

— Разве ваш роман «Театр отчаяния. Отчаянный театр» не мемуары?

Это не в чистом виде мемуары, а мемуарный роман. Всё в нем посвящено театру. Он — о призвании, ведущем человека к непонятной ему цели. Рассказчику в начале повествования 16 лет. Столько же было мне, когда я впервые встретился с театром. Случись это раньше, рассказчик был бы моложе. Пересказывать содержание книги — неблагодарное занятие. Скажу лишь, что заканчивается роман, когда герою 33 года.

— Вам 51. Будет продолжение?

Роман посвящен тому, что человек, который не любил, терпеть не мог, не понимал и не видел сущности театра, пришел к тому, что сделал свой собственный театр. В момент, когда он создается, роман заканчивается. Второго сезона у него не будет.

— Вам никогда не хотелось иметь театр с постоянным местом прописки, с труппой, которой вы бы и руководили?

В 1999 году я сделал свой собственный театр и предъявил его миру в виде спектакля «Как я съел собаку». Так что у меня с самого начала был театр, правда, труппа в нем была немногочисленная — я один. А потом я расстался с ним. Понимаю, что помещение никоим образом не связано с театром. Оно нужно, чтобы спокойно делать в его стенах спектакли. Но меня не интересуют те, кто делает спектакли. Мне ближе люди, делающие театр.

— Вы сознательно стали работать в одиночку?

Нет. Я просто остался один, а театр делать хотелось. Без него я жить не мог. Никаких возможностей у меня не было. Но вот такое противоречие: если бы были те самые возможности — здание, труппа, деньги — я не сделал бы такого театра. Абсолютной независимости в искусстве быть не может. Должны быть рядом надежные люди. А что до моих спектаклей, я просто хотел сам исполнять то, что придумал и написал.

Евгений Гришковец - Страница 2 L8QSCHXRLz0
Писатель и актер Евгений Гришковец играет в моноспектакле «Как я съел собаку»
фото: Дмитрий Коробейников

— Коллеги приняли ваш творческий поиск в виде моноспектакля «Как я съел собаку»? Зрительская реакция была оглушительной.

После первых же показов я получил признание и внимание коллег. Но уже на следующий год получил отвращение и оскорбления от тех же самых коллег. Мой второй спектакль «Одновременно» был совершенно категорически не принят. «Мы думали, что появилось новое явление. А на самом деле это просто случайность. Гришковец тиражирует то, что делал прежде». В общем, обычная история второго шага. Та же судьба постигла спектакль «Дредноуты». Он уже вызвал просто шквал негодования. А в 2003 году с четвертой постановкой — «Планета» — я имел большой успех на Авиньонском фестивале во Франции. Но на родине этого просто не заметили.

Автор на коврике

— Как вы относитесь к разговорному жанру? Для вас есть ориентиры?

У меня нет ориентиров. Представители разговорного жанра — это общая масса. В ней и Петросян, и «Камеди Клаб» вместе находятся, на это ориентироваться бессмысленно. Есть два человека, которые были авторами того, что они говорили, — Ираклий Андроников и Михаил Жванецкий. Назовем их писателями, выступающими на сцене с собственными сочинениями. На этих людей я не то что ориентировался, но понимал, что их существование открывает мне дверь в пространство, где я тоже могу себе позволить это сделать.

Ставить Жванецкого в ряд с кем-то невозможно, потому что этого ряда не существует. Он не играет спектакли, он в микрофон читает свои произведения и делает это блистательно — так, как никто этого делать не умеет. У Андроникова были другие истории разных жанров, но это тоже не было театром. Я же не выступаю с текстами — я играю спектакли.

— Олег Ефремов говорил, что если ты настоящий артист, то сможешь удержать зрителя, играя на коврике в поле. Вы с ним солидарны?

Артисту нужна сцена. Думаю, что грандиозный артист Ефремов мог бы удержать публику на коврике в поле, но только после того, как сыграл ряд величайших ролей в кино. К нему была такая любовь, что даже если бы он просто сидел на этом коврике, люди бесконечно долго могли бы наблюдать за этим великим человеком. Им было бы достаточно того, что вот, он перед ними.

Я все-таки мало имею отношения к актерскому мастерству, делаю театр иначе — я автор того, что исполняю. Если бы Владимир Высоцкий не был автором, а исполнителем песен, которые ему пишут композиторы и поэты, вряд ли его кто-нибудь стал слушать. Если бы люди не знали, что я являюсь автором, я никого бы как исполнитель не заинтересовал.

— Вы самокритичны.

Нет, просто знаю, о чем говорю.

— Вы когда-нибудь думали, что творческий путь заведет вас в МХТ им. Чехова? Как произошло ваше близкое знакомство с этим театром?

Почти сразу, как только я появился в Москве, меня пригласили в МХТ Олег Табаков и Анатолий Смелянский. Как автора. В год, когда появился спектакль «Как я съел собаку», вышли пьесы «Записки русского путешественника» и «Зима». Они получили премию «Антибукер» за лучшую пьесу на русском языке за 1999 год. Тут же поступил заказ от Художественного театра. Олег Павлович попросил сделать инсценировку «Романа с кокаином».

Я честно отказался, потому что не умел этого делать. Но в 2004 году сам пришел в МХТ в качестве постановщика собственной пьесы «Осада». Этот спектакль до сих пор идет, и актерский состав в нем не меняется: Игорь Золотовицкий, Валерий Трошин, Сергей Угрюмов, Павел Ващилин.

Признаюсь, особенного трепета по этому поводу не испытывал. Как раз здесь я делал вполне академический театр. Ставил пьесу как режиссер, работал с актерами, выпускал спектакль. Это сейчас я трепещу при упоминании МХТ, потому что повзрослел, а тогда этого чувства не было.

— В афише МХТ имени Чехова четыре ваших спектакля. И в каждом занят ректор Школы-студии МХАТ Игорь Золотовицкий. За что вы его цените?

Мы друзья, при этом я отношусь к нему как к старшему товарищу. Это беззаветно преданный театру, умный, тонкий, внимательный и современный актер. Я не люблю слово «импровизация» — то, что мы делаем, не импровизация. Игорь — соавтор мощный. Он очень способен к сотворчеству. Его чувство юмора настолько восхитительно и парадоксально, что я даже не пытаюсь с ним равняться. Жду наших спектаклей как праздника. Всегда хохочу, не могу удержаться и получаю огромное удовольствие.

Если я автор текста и автор спектакля, мне нужен соавтор, а не актер, с которым я отрепетировал и вышел на сцену. Например, в пьесе «Дом», которую написал я, а ставил режиссер Сергей Пускепалис, актеры говорят выученный текст и относятся к нему крайне бережно. Но когда мы играем вдвоем с Игорем Золотовицким, спектакль существует по законам моего театра, и там могут быть только соавторы.


Лучший город Земли

— Вот уже почти 20 лет вы живете в Калининграде. Не было желания перебраться в столицу?

Меня это не очень интересует. Да, я живу в Калининграде. А что тут такого? Я переехал сюда 20 лет назад и ни минуты не пожалел об этом. Здесь же — море! Рядом Светлогорск, Янтарное. А какой зоопарк в Калининграде! А Музей Мирового океана! Всем рекомендую. Это грандиозное место. Я был недавно в Австралии в музее моря и океана, но он ничто по сравнению с калининградским музеем.

Я — провинциальный человек. Меня не очень сильно интересуют сугубо столичные сцены. Хочу исполнять спектакли в провинции. Мечтаю доехать до самых отдаленных частей России, потому что знаю, что мой спектакль может произвести на человека где-нибудь в Петропавловске-Камчатском или Магадане гораздо большее впечатление, чем в Москве.


— В Москве еще и раскритикуют.

Это на здоровье. В Магадане тоже критиков хватает. Других театров, кроме государственных, где я мог бы исполнять свои спектакли, в России не существует. Чтобы играть там, нужно арендовать их. И в этом, конечно, у меня есть зависимость. Сам я этого сделать не могу. Возвращаясь к вышесказанному, я не независимый человек. В таких вопросах ищу помощи у знающих людей.

— Ваши «Дневники Евгения Гришковца» открыты для всех. Не лучше бы было по старинке писать их в стол?

Я никогда не вел дневники, не записывал в общие тетрадки эмоции и воспоминания. Впервые дневник я завел в ЖЖ. Был изумлен, что можно писать и любой тут же прочтет твои мысли. При всем этом живу я без компьютера. И сейчас по большей части пишу от руки, потом эти страницы перепечатываются и выкладываются помощником. Но и этот дневник я веду нерегулярно.

— Вам кажется, что надо выкладывать свою личную жизнь на всеобщее обозрение?

Когда-то думал, что надо. Сейчас считаю, что не стоит. Никакой дневник и всё, что происходит в интернете, ни писателю, ни артисту точно не нужны. У них обязательно должно быть сценическое, экранное и литературное пространство. Всё, что кроме этого, — блажь.

— Вы счастливый человек.

Стараюсь им быть.

Зоя Игумнова


https://iz.ru/807097/zoia-igumnova/ia-ne-vystupaiu-s-tekstami-ia-igraiu-spektakli
Ирина Н.
Ирина Н.

Сообщения : 22385
Дата регистрации : 2013-07-16
Откуда : Москва

Вернуться к началу Перейти вниз

Евгений Гришковец - Страница 2 Empty Re: Евгений Гришковец

Сообщение автор Ирина Н. Вт Ноя 26, 2019 5:43 pm

Евгений Гришковец - открытая лекция КемГУ 2018

Ирина Н.
Ирина Н.

Сообщения : 22385
Дата регистрации : 2013-07-16
Откуда : Москва

Вернуться к началу Перейти вниз

Евгений Гришковец - Страница 2 Empty Re: Евгений Гришковец

Сообщение автор Ирина Н. Вт Ноя 26, 2019 5:44 pm

Интервью. Евгений Гришковец о своем новом романе «Театр отчаяния или отчаянный театр»

Ирина Н.
Ирина Н.

Сообщения : 22385
Дата регистрации : 2013-07-16
Откуда : Москва

Вернуться к началу Перейти вниз

Евгений Гришковец - Страница 2 Empty Re: Евгений Гришковец

Сообщение автор Ирина Н. Вт Ноя 26, 2019 5:45 pm

Интервью Гришковец.

Ирина Н.
Ирина Н.

Сообщения : 22385
Дата регистрации : 2013-07-16
Откуда : Москва

Вернуться к началу Перейти вниз

Евгений Гришковец - Страница 2 Empty Re: Евгений Гришковец

Сообщение автор Ирина Н. Вт Ноя 26, 2019 5:47 pm

Евгений Гришковец. Линия жизни / Телеканал Культура

Ирина Н.
Ирина Н.

Сообщения : 22385
Дата регистрации : 2013-07-16
Откуда : Москва

Вернуться к началу Перейти вниз

Евгений Гришковец - Страница 2 Empty Re: Евгений Гришковец

Сообщение автор Ирина Н. Вт Ноя 26, 2019 5:48 pm

Познер. Евгений Гришковец

Ирина Н.
Ирина Н.

Сообщения : 22385
Дата регистрации : 2013-07-16
Откуда : Москва

Вернуться к началу Перейти вниз

Евгений Гришковец - Страница 2 Empty Re: Евгений Гришковец

Сообщение автор Ирина Н. Вт Ноя 26, 2019 5:49 pm

Евгений Гришковец. Мой герой

Ирина Н.
Ирина Н.

Сообщения : 22385
Дата регистрации : 2013-07-16
Откуда : Москва

Вернуться к началу Перейти вниз

Евгений Гришковец - Страница 2 Empty Re: Евгений Гришковец

Сообщение автор Ирина Н. Вт Ноя 26, 2019 5:50 pm

Евгений Гришковец / Белая студия / Телеканал Культура. 2013 г



О «Шёпоте сердца», Тарковском и Naviband: Евгений Гришковец в программе «Простые вопросы»



«Студия ТранZит»: Евгений Гришковец




Евгений Гришковец в программе "Детский недетский вопрос". Нет времени на скуку.


Ирина Н.
Ирина Н.

Сообщения : 22385
Дата регистрации : 2013-07-16
Откуда : Москва

Вернуться к началу Перейти вниз

Евгений Гришковец - Страница 2 Empty Re: Евгений Гришковец

Сообщение автор Ирина Н. Сб Фев 22, 2020 12:52 am

Дневник Евгения Гришковца

ODNOVREMENNO.COM


Здравствуйте!

На днях отметил день рождения и подвёл итоги полутора месяцев нового 2020 года. За эти полтора месяца мне удалось много чего сделать и ещё больше наметить, но пока, к сожалению, я не имею права об этом говорить.

Однако в моей жизни случилось первое по-настоящему большое интервью, из которого автору удалось сделать почти фильм. Или что-то такое, чему я не знаю определения.

Найдите время, если вам конечно интересно, посмотрите и послушайте. Здесь я говорю много такого, о чём никогда не говорил… не решался сказать или не считал себя вправе такое говорить. А тут почему-то решился.

Собеседник оказался интересным, глубоким и по-настоящему заинтересованным в ответах на свои вопросы.
Вот здесь то, о чём я только что сказал.




https://odnovremenno.com/
Ирина Н.
Ирина Н.

Сообщения : 22385
Дата регистрации : 2013-07-16
Откуда : Москва

Вернуться к началу Перейти вниз

Евгений Гришковец - Страница 2 Empty Re: Евгений Гришковец

Сообщение автор Ирина Н. Сб Апр 04, 2020 5:49 pm

Евгений Гришковец
89,8 тыс. подписчиков


Ужин с Евгением Гришковцом. 3 апреля 2020 года





"Третьего апреля будет первая пятница самоизоляции и карантинного режима. Мы сидим по домам. Мы не можем пойти куда-нибудь в бар или ресторан, не можем выйти в кинотеатр или на концерт, не можем пойти к кому-то в гости или принять гостей. То есть, впервые мы, по независящим от нас причинам, не можем сделать всего того, за что мы так любим пятницу… Вот я и приглашаю всех, кто пожелает, к себе на ужин…

Я тоже люблю пятницу. Очень хочу выпить вина, неспешно поужинать и побеседовать за трапезой… Но я самоизолирован у себя дома в Калининграде. Из моих домочадцев никто совсем ничего не выпивает. А выпивать один я не могу категорически.

Поэтому третьего апреля, в пятницу, в 19.30 по московскому времени предлагаю выпить со мной у меня дома. Выпить и перекусить. Меню моё будет скромное, соответствующее вызовам сегодняшнего дня. Вино намерен пить красное.

К моему глубокому сожалению, налить вам не смогу. Но зато поговорить, поднять тост и чокнуться с вами, где бы вы ни находились… такую возможность интернет даёт. С радостью чокнусь с вами, чего бы вы себе ни налили. Хотите выпить со мной водки, шампанского коньяку или просто воды – на здоровье!

Расскажу за ужином о своих последних дорожных впечатлениях… Вспомнится хороший анекдот – тоже будет не лишним. Короче, давайте завтра посидим у меня за столом. (Я вас к моему глубочайшему сожалению не увижу и не услышу, но ваши флюиды непременно почувствую, и все, кто придёт, будут желанными гостями в моём доме.)"
Ирина Н.
Ирина Н.

Сообщения : 22385
Дата регистрации : 2013-07-16
Откуда : Москва

Вернуться к началу Перейти вниз

Евгений Гришковец - Страница 2 Empty Re: Евгений Гришковец

Сообщение автор Ирина Н. Вс Апр 05, 2020 9:29 pm

Обед с Евгением Гришковцом



"Сейчас обдумываю то, о чем станем беседовать завтра за обедом. Если погода будет хорошая, предлагаю скромный обед и пиво. Пива в меру. А то можно скомкать оставшийся после обеда день и вечер. Если позволит погода, будем обедать на воздухе в моём скромном садике.

Итак, жду вас в воскресение 5 апреля в 14:00 по московскому времени у меня дома..."

Ужин с Евгением Гришковцом 8 апреля

Надеюсь, что к среде погода не испортится, и тогда я приглашаю всех желающих к себе в сад в среду 8 апреля в 19.30 по московскому времени на ужин с
А о том, что будет на ужин, я скажу ближе к делу. Помимо блюд подготовил несколько историй, которые прежде никогда в большой компании не рассказывал. И ещё за ужином предлагаю выпить немножечко водочки. В среду вечером немножко водочки на ужин – это просто то, что нужно. К тому же, карантинных мер никто ослаблять пока не обещал.

https://www.youtube.com/watch?v=mlO8m2gLU2M&feature=youtu.be&fbclid=IwAR0S68Yvp0PeYXzGnE5tzDyOrND359KPX7KCBAJXfyEUFGNDHuazAXUgPnU
Ирина Н.
Ирина Н.

Сообщения : 22385
Дата регистрации : 2013-07-16
Откуда : Москва

Вернуться к началу Перейти вниз

Евгений Гришковец - Страница 2 Empty Re: Евгений Гришковец

Сообщение автор Ирина Н. Ср Апр 08, 2020 7:45 pm

Ужин с Евгением Гришковцом 8 апреля



https://www.youtube.com/watch?v=mlO8m2gLU2M

Сейчас Евгений Гришковец сказал замечательную вещь:

никогда НЕ прислушивайтесь к мнению ПЛОХОГО человека, особенно, в тяжелые времена
и ситуации!!!

но главное! НИКОГДА НЕ ПРИСЛУШИВАЙТЕСЬ К МНЕНИЮ ПЛОХОГО ЧЕЛОВЕКА!!!


Я так и делаю всегда
Ирина Н.
Ирина Н.

Сообщения : 22385
Дата регистрации : 2013-07-16
Откуда : Москва

Вернуться к началу Перейти вниз

Евгений Гришковец - Страница 2 Empty Re: Евгений Гришковец

Сообщение автор Спонсируемый контент


Спонсируемый контент


Вернуться к началу Перейти вниз

Страница 2 из 3 Предыдущий  1, 2, 3  Следующий

Вернуться к началу


 
Права доступа к этому форуму:
Вы не можете отвечать на сообщения