Вадим Туманов "Всё потерять – и вновь начать с мечты"

Перейти вниз

Вадим Туманов  "Всё потерять – и вновь начать с мечты" Empty Вадим Туманов "Всё потерять – и вновь начать с мечты"

Сообщение автор Ирина Анисимова в Чт Сен 03, 2015 3:47 pm

Вадим Туманов "Всё потерять – и вновь начать с мечты"

Вадим Туманов  "Всё потерять – и вновь начать с мечты" Cover_30582

В этой книге свои воспоминания рассказывает крупный золотопромышленник и близкий друг Владимира Высоцкого. Чего только не было в жизни этого удивительного человека — и колымские лагеря 1948-53 годов при жизни Сталина, и встречи со многими достойными людьми. А также интересные воспоминания о Владимире Высоцком — дружба длилась порядка 8 лет. Так же изложены воспоминания о реалиях СССР и просто о том, какая все-таки тяжелая бывает жизнь, для многих и вообще абсурдная. Книга вышла ограниченным тиражом.

Читать он-лайн, скачать в форматах FB2, DOC, RTF, TXT, HTML.

Электронная библиотека RoyalLib.com
http://royallib.com/book/tumanov_vadim/vsyo_poteryat__i_vnov_nachat_s_mechti.html
Ирина Анисимова
Ирина Анисимова
Admin

Сообщения : 9575
Дата регистрации : 2013-07-15
Откуда : Москва

http://silver-voice.narod.ru

Вернуться к началу Перейти вниз

Вадим Туманов  "Всё потерять – и вновь начать с мечты" Empty Re: Вадим Туманов "Всё потерять – и вновь начать с мечты"

Сообщение автор Ирина Н. в Пт Сен 01, 2017 10:37 pm

МК
24 января 2011 г

Непоющий Высоцкий
Вадим Туманов — “МК”: “Песню про Бермудский треугольник Володя написал после споров с моей женой”

Судьбы Владимира Высоцкого и Вадима Туманова, людей одного калибра, перехлестнулись на семь лет. Точку в их дружбе поставила только смерть великого поэта и барда. Такого Высоцкого больше никто не знал.

“Кашу будешь?” — вопрос с порога. Гречка с жареным луком сварена душевно. В этом доме я, кажется, уже в четвертый раз. Мы вроде как задружились, но на просьбы об интервью всегда был вежливый отказ: “Зачем кричать в пустоту?” И вот, наконец, долгожданное: “Включай свой патефон!”

Вадим Туманов — человек легендарной судьбы, русский граф Монте-Кристо, а писатель Юрий Карякин назвал его “непоющим Высоцким”. Бывший заключенный, золотопромышленник, друг Владимира Семеновича.

Его автобиографическую книгу “Все потерять — и вновь начать с мечты…” я читала ночь напролет. Семнадцать лет на Колыме, половина — в лагерях. Испытания, которые выпадали на долю этого невысокого, крепкого человека со стальным взглядом и жестким рукопожатием, могли сбить с ног любого, но только не его. Он и сейчас, в свои восемьдесят с лишним, о покое пока не думает — руководит ПСК “Строитель” в Карелии. Строит дороги.


Вадим Туманов  "Всё потерять – и вновь начать с мечты" DETAIL_PICTURE_560121
Вадим Туманов — председатель артели “Восток”, 1974 год. У золота горький запах. Фотографии из личного архива Вадима Туманова.

Подарок от Бога

Вадим Иванович, вы богатый человек?

— Я, наверное, очень богатый, — вопрос ему явно не нравится. — Страна ограбила меня несколько раз, а я не люблю, когда меня грабят, особенно если это делает государство. А все, что осталось, — эта квартира и дача под Москвой. Вот, собственно, и все мое богатство.

Значит, зря вас называли первым легальным советским миллионером!

— Считайте меня очень нескромным человеком, но вы задали мне неприятный вопрос: миллионер я или нет? К сожалению, нет. Но я когда-то создал форму, по которой на протяжении нескольких десятилетий работало 45 тысяч человек. Старатели добывали вольфрам, олово, золото, платину, серебро. Строили аэродромы, дороги. Это была очень интересная форма с оплатой по конечному результату. С 1980 по 1987 гг. мы работали в Свердловске, где Ельцин был секретарем обкома. Я чувствовал его недоброе отношение и поделился с директором объединения “Уралзолото”. Тот удивился моему непониманию: “А как он должен к тебе относиться? У вас рабочий получает в два раза больше, чем он — секретарь обкома, а ты — в два раза больше рабочего”. Это, кстати, не только Ельцина злило, но и многих в Политбюро. И министр цветной металлургии Ломако мне как-то со смехом сказал: “Туманов, у тебя зарплата выше моей!” Я предложил ему поменяться местами, и мы расхохотались.

Однажды министр выделил Туманову “Волгу” — дефицит по тем временам. Когда через несколько лет он подписал распоряжение на вторую “Волгу”, что было единственным случаем за всю историю министерства, начальник УРСа (Управление рабочего снабжения) не выдержал: “Петр Фаддеевич! А вы ведь вторую машину ему даете!” — Ломако вскипел: “Да этому парню уже два раза надо было Героя Соцтруда давать!”

Ему давали только “Отличника социалистического соревнования”, иногда по два раза в год, словно в насмешку.

В тумановские артели был конкурс 60 человек на место, как в престижных творческих вузах.

Работали экспедиционно-вахтовым методом, по 12 часов в сутки, без выходных. Но на каждом участке сауна, вкусная еда, чистая постель, обязательно врач. И жесткий сухой закон. За выпитую бутылку водки можно было потерять месячную зарплату и лишиться работы.

Четырнадцать крупнейших предприятий-артелей, организованных Вадимом Тумановым, добыли в общей сложности 500 тонн золота — шестую часть всей старательской добычи по стране.

— Слово “старатели” я никогда не любил, оно ассоциировалось у меня с Филькой Шкворнем из “Угрюм-реки” или с персонажами Джека Лондона, но артель была единственно возможной формой, где мы могли получать непосредственно за конечный результат. Вы можете себе представить, что один из лучших, а если не скромничать, то лучший коллектив был уничтожен, — разгром “Печоры” для Туманова болезненная тема. — Если бы наша форма была принята, сегодня страна была бы другая, заново построенная от Калининграда до Владивостока. Никаких 500 дней Явлинского не требовалось. За полгода страну можно было перевести на другие рельсы. Только по 50 наименованиям минерального сырья Россия обладала запасами — уже найденными и подсчитанными, — которые оценивались в 30 триллионов долларов. Имея такие богатства и прекрасных, умеющих работать людей, мы прозевали свой шанс. Мне стыдно и смешно, что нас обогнал Китай. А ведь Дэн Сяопин предложил использовать подобную модель хозяйствования в 1979-м, спустя четверть века после внедрения ее у нас!

…“Печору” разгромили в 87-м. Позже стало известно, что в разгроме участвовало 6 отделов ЦК. Инициатором, как выяснилось, был Лигачев. Началось все публикацией серии лживых заказных статей, подписанных Цековым и Капелькиным, в нескольких номерах “Социалистической индустрии” — влиятельной в то время газеты, органа ЦК КПСС.

Когда в журнале “Коммунист” готовился к выпуску материал в защиту “Печоры” и Туманова, Егор Кузьмич позвонил в редакцию. Мало того, главному редактору журнала был звонок лично от Горбачева: “Вы взяли под защиту не того человека”.

И дело, и жизнь Туманова раскатали по бревнышку.

Сняли с работы его жену — ведущую пятигорского ТВ. От всех переживаний Римма Васильевна тяжело заболела: нервное потрясение и два инфаркта в один год. Вадим Иванович со дня на день ждал ареста.

После вмешательства влиятельных людей — Святослава Федорова, Станислава Говорухина, Отто Лациса, Николая Шмелева, Владимира Тихонова и многих других — уголовное дело было прекращено, но “Печору” все равно похоронили.

В 1990 году тумановский коллектив пригласили строить МКАД. 12-километровый отрезок дороги сделали за 28 дней вместо года по плану.

— Вскоре наше участие закончилось. Теперь думаю, и соглашаться не стоило. Как известно, добыча золота, строительство дорог и домов — одни из самых трудоемких процессов. Но о том, что у нас цены зашкаливают в разы, прекрасно знают наши руководители. Вмешательство первых лиц могло бы все поставить на свои места.


Вадим Туманов  "Всё потерять – и вновь начать с мечты" 495_5338
Высоцкий с Тумановым (в центре) в поселке Хомолхо. На встречу с бардом старатели добирались с дальних приисков, 1976 год. Фотографии из личного архива Вадима Туманова.

Вадим Иванович, смотрю на вас сегодняшнего и изумляюсь: вежливый, выдержанный, интеллигентный человек. А когда-то миски железные кулаком в стену вбивали, от вашего удара кирпичная кладка рушилась. Сила осталась?

— Ума как не было, так и нет, а сил уже не осталось. Я как-то Говорухину посетовал: “Славка, годы!” Он ответил: “Чего ты ноешь? Ты и так уже на подарок от Бога живешь!” Я всегда завидовал тем людям, которые накачивают голову, а не кулаки.

Но навыки боксера все-таки пригодились в жизни?

— Бокс мне и помог, и очень навредил. И если бы не бокс, возможно, все сложилось бы у меня по-другому. Моя жена Римма говорила: “Вадька, если бы я знала, что ты занимался боксом, я бы подумала, можно ли за тебя выходить замуж. Объясни мне, что за желание бить человека, чтобы он упал? И тебя самого бьют по голове. Неужели это удовольствие?” Я даже не знал, что ей ответить. У меня как-то был Тайбашев, один из магаданских боксеров, чудесный парень, кажется, претендент на звание чемпиона СССР в легком весе. Я его спросил: “Вовка, ты чего бросил?” Он сказал: “По голове больно бьют!” И засмеялся.

Сколько раз в жизни вы были на краю?

— Я все время находился в самых страшных условиях. Бывали такие моменты, когда вообще жить не хотелось. Меня арестовали в 21 год по политической статье и отправили на Колыму, а в пятидесятом я ухитрился в побеге получить статью за бандитизм за ограбление кассы дражного управления. Это был приговор навсегда. После смерти Сталина мое дело пересмотрели, все надуманное отменили, но статья 59, часть 3, осталась, и я помню, как мне начальник спецчасти сказал: “Если бы не это, был бы ты уже на свободе!”

“Я на Вачу еду — плачу”

Вы были близким другом Высоцкого. Чувствовали, что он так рано уйдет?

— Нет, и он не чувствовал. Он очень хотел жить. Сейчас только и пишут о его бесконечных пьянках. Такое ощущение, что он постоянно пил. Я его не помню таким, как описывают некоторые так называемые друзья. Было несколько случаев, когда Вовка напивался, но я его знал другим: работоспособным, умным, глубоко порядочным. Думаю, что семь лет — это достаточный период, чтобы узнать человека. Мне вчера позвонил Володя Мокрогузов — парень, о котором Вовка когда-то написал: “Я на Вачу еду — плачу”. Вот это парень был веселый. Весь вагон, в котором ехали ребята с прииска, качался. А Высоцкого я не могу назвать пьяницей. Мне есть с чем сравнивать, я ведь работал с категорией людей, которые действительно пьют. В жизни Володи были периоды, когда он вообще не пил. А если срывался, то пил, и его никто не мог удержать.

Сохранились записи ваших ночных разговоров?

— Ночные разговоры были, записали семь пленок. Там много слов “французских”. Вообще я совершенно не переношу жаргон и мат, особенно когда ругаются пожилые люди, а самого иногда прорывает. И вот в этих ночных разговорах у меня мата больше, чем у Володи, и меня это немножко злит. Но сказать о некоторых людях без мата, например, назвать негодяями, будет ласково.

О чем вы говорили?

— У нас всегда было много тем и никогда не хватало времени. Есть байка про двух зэков, которые вместе отсидели в камере 10 лет, вышли за ворота и продолжали разговаривать. А с другим человеком 15 минут проговоришь, и тебе кажется, что прошло уже два часа, и ты думаешь, когда же он уйдет. С Володей у нас было много общего. Мы любили одни книги, нам нравились одни и те же люди. Как-то он предложил мне написать имена ста человек, которые нам несимпатичны: на 70 процентов фамилии у нас совпали. Четвертым у обоих был Мао Цзэдун, а 14-м — Дин Рид.

Дин Рид? Почему?

— Случайно. Он мельтешил в эти дни. И мне Володя рассказывал, как Дин Рид однажды с Васей Аксеновым встретился и заявил: “Я — тот самый Дин Рид!” Аксенов, наверное, нарочно сказал: “Мне ваше имя ни о чем не говорит”. — “Как? Я сжег американский флаг!” Аксенов удивился: “Зачем же вы такой прекрасный флаг сожгли?”


Вадим Туманов  "Всё потерять – и вновь начать с мечты" 495_5339
С любимой женой Риммой в Москве, 1987 год. Фотографии из личного архива Вадима Туманова.

Вадим Иванович, а вы знали, что Высоцкий употребляет наркотики?

— Конечно. Он мне сам сказал. Но он так уверенно говорил: “Вадим, я захочу и в одну минуту брошу”. А однажды признался: “Знаешь, я хочу тебе одну неприятную вещь сказать: я, кажется, не могу с собой справиться”. Мне стало не по себе, и мы начали думать, как выйти из этого положения. Договорились, что он приедет ко мне в тайгу на месяц. Уверен, что, если бы это получилось, Володя бы справился. Потому что он был крепкий, когда это требовалось. Но он не приехал.

И тогда вы прилетели в Москву.

— А здесь пьянка с повтором. Звоню Володе, а мне отвечает его мама, Нина Максимовна: “Приезжайте, я уже час сижу дома, дверь была открыта, никого нет”. Я нашел его на десятом этаже у фотографа Валерия Нисанова. Оба были выпившие. В тот день я впервые увидел, как мама буквально набросилась на Вовку. Он оправдывался: “Мама, мамочка, все будет нормально!” А потом произошла история, которую мне рассказывал Валерий Нисанов. Когда Володя уже выходил из этой пьянки, к нему приехали Иван Бортник и Владимир Дружников. Сидели, и вдруг Дружников с какой-то злостью высказался: “Вот некоторые на “Мерседесах”!” Вовка психанул, они даже поругались. Он встал, налил себе стакан водки, и все пошло по второму кругу. Вскоре его не стало.

Скажите, а Владимир Семенович дарил вам что-то на память?

— Дарил и привозил очень много. Он любил делать подарки. — Вадим Иванович приносит две картонные коробки. В одной — ручки, зажигалки, в другой — фен. На упаковке почерком Высоцкого: “Римма, с днем рождения! Завивайся, будь красивой!” — Однажды, когда Вовка дал 8 концертов в Америке, он привез Римме красивое кожаное пальто. Я полез за деньгами, меня Марина Влади схватила за руку, у нее цепкие пальцы, а Вовка сказал: “Ну чего ты суешь мне деньги? Я за эти восемь концертов получил больше, чем за всю свою жизнь здесь!”

Слышали, что вы взвалили на себя все житейские дела Высоцкого.

— Это не совсем правильно. Мне на эту тему даже говорить неприятно. Недавно выступал на каком-то канале один из так называемых друзей Высоцкого и сказал, что Артур Макаров будто бы расплачивался после смерти Володи с его долгами. Чушь какая-то. Они в последние годы не дружили. Никаких долгов у Высоцкого в это время не было. Он строил дачу и зарабатывал сам: давал левые концерты. Если бы ему надо было, в минуту у него были бы деньги.

Высоцкий посвятил вам не одну песню...

— Песню про Бермудский треугольник он написал после наших долгих споров с моей женой, которая верила и в будущую жизнь, и в летающие тарелки, и в снежного человека, и в тайну Бермуд. Осталась запись на пленке: “Римма, пишу это поздно ночью и только потому, что для тебя”.

Володя хотел со мной проехать от Магадана до Индигирки, сразу написать сценарий и сделать фильм. Я ему говорил: “Вовка, это же никогда не получится”. Когда он приехал к нам в Бодайбо, я познакомил его с журналистом Леней Мончинским, который у нас работал, и они решили вместе написать сценарий. Успели только первую часть. Когда Володи не стало, Леня дописал сам.

Когда он прилетал к вам в Бодайбо, народ, наверное, ликовал?

— По метеоусловиям задерживали рейсы. Подлетаем к Хомолхо, и пилот говорит: “Я не могу посадить вертолет”, а Володя подходит к нему: “Командир, нас там так ждут!” Я вам расскажу историю. Он прилетал в июле. Накануне был паводок. В Бодайбо размыло дамбы, приехала комиссия, которая сразу вынесла решение — лишить 13-й зарплаты все предприятия объединения “Лензолото”. Тогда телефонистки слушали разговоры, и директор Мурат Зафесов не стал ничего говорить по телефону, попросил меня заехать. Он сказал: “Представители из Иркутска с ума сходят, узнав, что здесь Высоцкий. Ты бы не мог Володю попросить?” Вовка согласился встретиться. Подписанные акты порвали, дело спустили на тормозах. Такой популярности, как у него, не знал никто.

Ему завидовали многие товарищи по цеху.

— Как-то я приехал в Ялту, зашел к Славе Говорухину в гостиницу, у него был Аксенов и какой-то третий человек в номере, по имени Григорий. Разговор коснулся Володи. Вдруг этот Григорий говорит: “Так писать может всякий”. “Вот вы поэт, — ответил я ему, — а ни одного вашего стихотворения не знаю!” Говорухин засмеялся: “Одно-то ты точно знаешь: “Третий должен уйти”. Это был Григорий Поженян. Мы с ним потом подружились.

Вадим Иванович, а что случилось с камнем, который хотели установить на могиле Высоцкого?

— Когда Володя умер, его мама настаивала, чтобы был памятник работы скульптора Рукавишникова. А Марина просила найти дикий красивый камень. У меня была такая возможность. Поехали геологи и нашли редкую разновидность троктолита — камня, вытолкнутого из земли. Камень весом около шести тонн, темно-серый, поросший мхом, серебристый на сколе. Если ударить, он звенит — поет.

А где он теперь?

— Этот камень у меня на даче. Слава Говорухин сказал: “Кто из нас первым умрет, тому он и достанется”.


Вадим Туманов  "Всё потерять – и вновь начать с мечты" 495_5340
Вадим Иванович с женой и внуком Володей. Фотографии из личного архива Вадима Туманова.

Зло порождает зло

Вадим Иванович, вы попали в лагерь по политической 58-й статье, а выбрали общество воров. Почему?

— Я далек от мысли представлять воров героями, но они были порядочнее других. Я 17 лет провел на Колыме и находился в группе людей, где малейшая ошибка не прощается, и срока давности там не существует. Если совершил подлость, не отмоешься никогда. Я дружил с ворами, потому что именно они оказались в состоянии сопротивляться советской лагерной морали. Я никогда не сотрудничал с администрацией и не был на должностях с какой-либо привилегией.

Знаю, что вы за смертную казнь. Но, решаясь на преступление, человек не думает, что его поймают и осудят.

— Он думает. Но бывают моменты, когда человеку просто не хочется жить. Правда, его надо до этого довести, что-то с ним проделать, чтобы у него было столько ненависти, зла. Зло порождает зло. Я нормальный человек, но есть люди, которых я даже сейчас, когда прошли годы, не постеснялся бы просто пристрелить.

Но своих тюремщиков вы, кажется, простили. Того же Мачабели, который надевал на вас смирительную рубаху, бросал в пресс-камеру к отпетым уголовникам…

— Сложный вопрос. Мачабели был начальником отдела по борьбе с бандитизмом в Сусуманском районе. Он мне когда-то сказал: “Штурман, да? Кассы штурмуешь?” (Пародирует грузинский акцент. — Е.С.) Но, когда я лежал больной на штрафняке Широком, меня не принимали в больницу, потому что полковник Пинаев написал: “Туманова только в морг и никуда больше”, Мачабели, уже начальник прииска, зашел, вытащил 100 рублей и сказал, чтобы мне выписали 4 ларька. Ларек — это 25 рублей. Булка черного хлеба с опилками, полмиски голубики и кусок синего маргарина, чуть больше кулака. Что это для меня значило, может понять только человек, который много лет голодал. Позже, уже бесконвойным, я видел Мачабели на прииске Перспективном. Как раз в это время развенчали Сталина. Секретарша попросила меня зайти к начальнику прииска Мачабели. Захожу: у него стол яйцеобразной формы, полностью уставленный шампанским, может, 50 бутылок, может, больше. Он сидит в кресле, напротив портреты Сталина и Дзержинского, и говорит: “Скажи честно: очень злой на меня?” — “Да нет, Заал Георгиевич, не вы, так другие!” Он поднял пьяное лицо: “Знаешь, как много сейчас понял…”

Вадим Иванович, а кому вы никогда руки не подадите?

— Если таким, как Мачабели, многое можно простить, то есть несколько профессий в жизни, представители которых должны быть особенно внимательны и осторожны. Это врачи, учителя, следователи и журналисты. От них иногда зависит жизнь человека. Некоторых журналистов, которые причинили мне много зла, я не простил. Один мой знакомый по Колыме, очень известный журналист, неожиданно спросил: “Вадим, ты бы мог простить Капелькина?” Я звоню жене: “Римма, уже прошло много времени, ты могла бы простить Капелькина и Цекова?” Пауза. “Ты знаешь, Вадим, я вчера мыла ванну, и там таракан. Я их ненавижу и боюсь. Но убить его не могла, мне было жалко, замучилась вынимать его веником и совком. А вот этих негодяев, которые нам принесли столько горя, мне кажется, я могла бы и сейчас расстрелять”.

Она бы это не сделала. А я бы сделал. Видите, какой я недобрый человек.


Вадим Туманов  "Всё потерять – и вновь начать с мечты" 495_5372

Елена Светлова

Опубликован в газете "Московский комсомолец" №25552 от 25 января 2011


http://www.mk.ru/culture/2011/01/24/560121-nepoyuschiy-vyisotskiy.html
Ирина Н.
Ирина Н.

Сообщения : 20625
Дата регистрации : 2013-07-16
Откуда : Москва

Вернуться к началу Перейти вниз

Вадим Туманов  "Всё потерять – и вновь начать с мечты" Empty Re: Вадим Туманов "Всё потерять – и вновь начать с мечты"

Сообщение автор Ирина Н. в Пт Сен 01, 2017 10:45 pm

Римма Туманова

В первый раз я увидела Володю, когда Вадима не было. Просто звонок в дверь, я выхожу… Смотрю — стоит. Он же небольшого роста. Но улыбка-то до ушей! Но рожа-то симпатичнейшая! Пошутила: «Господи, такой малый, а уже ВЫСОЦКИЙ!» Он смотрит. Потом — на тебе, с порога: «Римм! Я так жрать хочу!» Он это так сказал, что я растаяла вконец и от меня вообще ничего не осталось. Я помчалась на кухню, стала там что-то готовить… Он попробовал и спросил серьезно: «Что это такое?» А я говорю: «А-а, вкусно? Твоя Марина никогда так не сделает…»

— «Да ладно тебе, она хорошая баба!»

Марина… По моим скромным понятиям, она человек безусловно одаренный. Но она очень хладнокровный человек, с сильным характером. С сильным! Володе ведь и нужен был сильный характер, ему не нужна была размазня.
Марина относилась ко мне очень хорошо. Правда, только потому, что я была женой Туманова… Но когда мне было очень плохо, я лежала в больнице, Марина во Франции доставала мне лекарства, пересылала самолетом. У меня до сих пор хранится ее записка, как надо этим лекарством пользоваться.

Я и все Володины подарки храню — целый ящик! Однажды привез шикарный набор авторучек: «Римма, ты же, наверное, что-то там пишешь!»
Я посмотрела на них: «Володя, что я, сумасшедшая?! Такими вещами не пишут, такими вещами хвастаются!»

Щедрость его — она же никакого предела не имела, у него что-то заведется, малейшее что-нибудь — он должен всем подарить, всех сделать счастливыми! И смотрит в глаза, — нравится или не нравится, счастлив ты в этот момент или нет?
Он же все раздаривал, да и раздавал просто… У кого какое несчастье — к нему… Пришла к нему женщина, что-то случилось с дочкой. Володя открыл шифоньер, вещи вот так собрал — в том числе и Маринины — и отдал. Мне Вадим это рассказывал, а я говорю: «Ну, Марина ему всыплет!» — «Нет, что ты! Ничего не скажет, она просто знает Володю».

Вадиму привезли подарок, такая красивая бочечка с обручами, изумительная, настоящая «омулевая бочка». Я говорю: «Вадим! Омулевая!» А Вадим: «Давай Володьке отдадим!» Я засопела: «Опять Володьке? Если что у нас вкусное в доме — все ему…» — «Ну, Римм! Ну давай отдадим! Ему будет так приятно, ведь он в жизни не ел из омулевой бочки!»
И мы поехали с этой бочкой к Высоцким. Приехали. А Володька сразу понял, что мы есть хотим. «А мы сейчас что-нибудь придумаем! Мы сейчас что-нибудь придумаем!» И вот он носился туда-сюда, что-то подавал…
А Марина развлекает гостей шемякинским альбомом — большой альбом, красивый. В прекрасном исполнении. И я его просматриваю. Естественно, ничего такого я нигде видеть не могла. А там было изображено, к примеру, такое: большое поле, а на нем во взвешенном состоянии всякие черепа… Марина у меня спрашивает: «Ну как?» — «Мне кажется, что никто ничего не понимает, когда смотрит на эти шемякинские вещи». — «Но он же столько денег заработал за очень короткий срок!» — «Ну и что, может, это назло нам там его покупают… Ведь ничего же непонятно!» — «Ну, возможно, здесь что-то о потустороннем мире, что-нибудь о высшем смысле нашей жизни…»
Я перевернула еще листа два, а там вообще была какая-то синяя рожа со слоновьим хоботом. Марина говорит: «А это как тебе?» Я бы могла, конечно, изобразить: «Ах, какая экспрессия! Какие краски! И как меня все это воодушевляет!» Но я честно сказала, что ничего не понимаю. И никто ничего здесь не поймет. Марина была поражена, даже немного шокирована: «Когда мне очень тяжело, я смотрю на эту картину…» Ну а я отвечаю: «Тогда, Марина, тебе, наверное, не было тяжело по-настоящему…»
И тут Володя видит, что между двумя женщинами получается что-то такое, не очень хорошее… Он к нам подходит… И здесь он тактично поставил меня на место, но я ему простила, потому что надо было выкручиваться. Он говорит: «Марина, ты не понимаешь, нет, не понимаешь! Ты совсем недавно узнала, что такое очередь за колбасой! И вот этого ты тоже не понимаешь… Наши люди воспитаны на художниках-передвижниках, и дай Бог, чтобы на них! Римма, я правильно говорю?» Я говорю: «Абсолютно!» Вот так Володя замял это дело… Ну а потом он стал мне говорить, что Шемякин — замечательный парень, что в Париже целый день они говорили о Туманове и что Шемякин не выдержал и подарил Туманову книгу. Вот такая история…

Собралась однажды у нас компания. Пришел Сева со своей очаровательной женой, был, по-моему, Слава Говорухин со своей Галей, Марина сидела где-то в глубине комнаты на диване… И еще несколько человек, всех не помню. Ну а я «уродовалась» на кухне.
Я хорошо помню, что Сева Абдулов был тогда не то что в ударе — это был его звездный час! Ни до того, ни после того таким я Севу не видела. Что он вытворял! Он читал такие изумительные стихи, он говорил такие комплименты, он пел, он танцевал танго, и он так острил, что хохот стоял неимоверный. И все его подзадоривали, все ему аплодировали, все его ужасно любили. Действительно — душа компании! И Сева был счастлив!
Володя пришел с большим опозданием, наверное, мы его ждали… Ждали, когда закончится спектакль… Так вот, пришел Володя — замученный такой, уставший, серый, вымотанный, по-моему, после «Гамлета». Он сел, чего-то похватал: ведь он не ел почти, он делал такие хватательные движения — раз-два и сыт. Потом он посмотрел на нас всех, мы все сочувственные такие, пьем как всегда: «Выпьем за то, чтобы Володя не пил!» И тут Володя взял себя в руки и выдал второй «спектакль». Это был, конечно, люкс! Он копировал какого-то старого еврея, показывал каких-то знакомых грузин… Причем все это делал по-доброму. Это были пародии на самом высоком уровне, самого высокого класса. И никого не стало! Больше никого и видно не было!


http://www.e-reading.club/chapter.php/1038806/30/Perevozchikov_-_Nu_zdravstvuy%2C_eto_ya.html
Ирина Н.
Ирина Н.

Сообщения : 20625
Дата регистрации : 2013-07-16
Откуда : Москва

Вернуться к началу Перейти вниз

Вадим Туманов  "Всё потерять – и вновь начать с мечты" Empty Re: Вадим Туманов "Всё потерять – и вновь начать с мечты"

Сообщение автор Ирина Н. в Пт Сен 01, 2017 11:13 pm

Ирина Н.
Ирина Н.

Сообщения : 20625
Дата регистрации : 2013-07-16
Откуда : Москва

Вернуться к началу Перейти вниз

Вадим Туманов  "Всё потерять – и вновь начать с мечты" Empty Re: Вадим Туманов "Всё потерять – и вновь начать с мечты"

Сообщение автор Ирина Н. в Пт Сен 01, 2017 11:15 pm

Книга "Всё потерять – и вновь начать с мечты" переиздана и дополнена.
Продается только в магазине "Москва" на Тверской.
Цена 1500 руб


Вадим Туманов  "Всё потерять – и вновь начать с мечты" Safe_image.php?d=AQCJKJnolfdJmrPN&w=487&h=423&url=https%3A%2F%2Fpp.userapi.com%2Fc836239%2Fv836239153%2F5920a%2Fs1CiHF7mYOQ
Вадим Туманов на реке Алдан (Якутия) в 1970 году.

Правда. Ру
11 июля 2005 г


Вадим Туманов: Стоящие у власти считают, что все вопросы решают правильно

Вадим Туманов  "Всё потерять – и вновь начать с мечты" 34696

Когда-то о Вадиме Туманове , знаменитом Председателе золотодобывающего кооператива "Печора" говорила вся страна. Одни называли крупнейшим авантюристом, другие гением экономики труда. Когда-то... Теперь молчат, словно и не было этого человека, с которым дружили самые знаменитые люди страны. Как, например, Владимир Высоцкий, посвятивший ему не одну песню. А защищали от партийных чиновников такие экономисты, как Отто Лацис, Егор Гайдар, Николай Шмелёв, Владимир Тихонов... Он реабилитирован трижды, если не четырежды, от наветов, прямой клеветы, даже от уголовных обвинений, которые могли отправить его в объятия тюрьмы. Но он по-прежнему в неволе, потому что его идеи настоящей перестройки страны, не услышаны и не востребованы до сих пор.

После санкционированного властями разгрома знаменитой артели "Печора" (1,5 тысячи работников) В.И. Туманов в 1987 г. с друзьями-единомышленниками создал в Карелии первый в стране промышленно-строительный кооператив, который убедительно доказал свою надежность и профессионализм. За 15 лет общий объем выполненных земляных работ превысил 50 миллиардов кубометров. Работниками ПСК "Строитель" построены автомобильные дороги протяженностью свыше тысячи километров. Генеральному директору ООО "ПСК Строитель" В.И. Туманову присвоено почетное звание "Заслуженный работник строительного комплекса Карелии". Правительство Карелии представило его к государственной награде — ордену Дружбы.

Я попросил дать интервью и нарвался на резкий отказ:

"Мне надоело говорить в пустоту, все, что я хотел сказать, я сказал в своей книге. Вы читали ее?"


В прошлом году он издал свою замечательную книгу с заголовком из Киплинга "Все потерять и вновь начать с мечты..."
В ней ответ на извечный русский вопрос: "Что делать?"
Ну, написал, ну, ее прочитали и восхитились те, от кого не зависит перемена экономического курса, опять ведущего страну, как слепые ведут слепых — на ощупь.

Почему он был гоним и невостребован в советские времена? Ясно почему — он не вписывался в систему, а эта система выписывала ордера на арест имущества кооператива, на обыски, на его собственный арест...

- Ну а потом-то, когда Горбачев в смятении искал выходы из кризиса, когда сам признавал, что прежнее все прогнило!

- Да, искал, но, будучи продуктом все той же системы, окружал себя советчиками из прошлого. Сам пытался "нырнуть" в спасительные периоды прошлого. Объявлял НЭП. Но разве можно дважды войти в одну и ту же реку? Сколько ее утекло с тех пор? Он лично позвонил в журнал "Коммунист" и в газету "Известия", где готовили к публикации материалы в противовес клевете на меня, и на "Печору", сказал: "Вы правильно ставите вопрос, но взяли под защиту не того человека".

И статьи о перестройке не на словах, а на деле вырывали из номеров...

- Я сам оказывался в такой ситуации, когда занимался расследованием Катынской трагедии. И в этом вопросе он не поленился лично позвонить в "Московские новости": "Разве журналист может знать больше Президента?" А ведь оказалось, что может!

- Его дезинформировали постоянно, самое ближайшее окружение, поэтому все для него и кончилось трагедией.

- А потом, когда Ельцин даже с удовольствием делал то, что отвергал его предшественник?

- Потом мы написали письмо с проектами конкретных указов, по освоению минерально-сырьевой базы России. Правительство "имея в кармане" подготовленные к освоению месторождения стоимостью в $30 триллионов, стало выпрашивать у заграницы несколько миллиардов долларов на прокорм демократизирующейся страны — согласитесь, это унизительно, стыдно и смешно.

- А я бы сказал преступно. Поверженная, разрушенная и не меньше нас голодная Германия попросила у Америки не рыбу, а удочку, чтобы самим ловить эту рыбу!

- Да и преступно, потому что Россия напоминает сейчас трехразрядную африканскую страну-нищенку. А если бы в 1992 году к нашим словам прислушались и доверили бы разработку, например, Сухого Лога — крупнейшего месторождения рудного золота, то мы уже через три года давали бы стране по 50 тонн золота ежегодно на протяжении 28 лет.
Разрабатывались бы и другие месторождения по нашему методу, то и Россия жила бы по-другому. Была бы мощной державой, которой бы не пришлось закупать на Западе ничего, кроме новых технологий. Да мы бы поначалу справились и при помощи старой техники. Но правительство Гайдара предпочло, чтобы тендер выиграли австралийцы (только заграница нам, убогим, поможет!), а Сухой Лог, разработка которого так и не начата, вновь выставлен на аукцион.
Такой сценарий повторялся многократно: Удокан. История этого меднорудного гиганта, рассказанная в терминах и понятиях человеческих судеб, трагична, как и его первооткрывательницы Е.И. Буровой, лауреата Ленинской премии. Открытый более 50 лет назад, детально разведанный и технологически изученный, с содержанием меди вдвое большим, чем у высокогорных чилийских отрабатываемых руд, он, переходивший "из рук в руки", остается и сегодня невостребованным, вновь выставляемым на аукцион. А ведь были и правительственные постановления, и проект города горняков и обогатителей на 100 тысяч человек и важный мотив стройки века — БАМа. Среднетиманское бокситовое месторождение, законченное разведкой и изучением более двух десятилетий назад (оцененное специалистами в 200 миллиардов долларов) — гордость и надежда Республики Коми. Оно передается, как "отчужденная" собственность, сопровождаемое неспешным долгостроем.


Вадим Туманов  "Всё потерять – и вновь начать с мечты" 34697

- Гайдар? Но ведь он был вашим чуть ли не главным защитником при Горбачеве?

- Да, когда был заведующим отделом в журнале "Коммунист". Но, став во главе Правительства, он сделал ставку на спекулятивный бизнес, а не на высокопроизводительный труд, в который, вероятно, не верил.
Ведь это национальная катастрофа — настолько сократились в стране производственные инвестиции! А иначе, при такой политике и быть не могло: 80% годовых за кредиты — кто же будет выкладывать деньги в многолетние проекты? Это же прямой путь к разорению. А мы предлагали проекты, которые дадут прибыль не через 5-10 лет, а через год-два. Наша уверенность в этом подкреплена высочайшей квалификацией людей, высокой интенсивностью труда (а кому-то по нраву сказочка, что русский человек не умеет и не хочет работать!), высокой интенсивностью и хорошей организацией дела.
На Тимане, например, мы предлагаем быстро вскрыть пласт белых бокситов, имеющий хороший спрос на мировом рынке, — и уже в ходе строительства пойдет валютная выручка, которую мы намеревались направить на строительство автодорог. Но нас туда не пустили. Не подпускают и к дальневосточным месторождениям рудного золота, где мы уже давали по многие тонны золота в год.
Туда нам путь заказан, а никто другой не берет. Правительство поручает чиновникам "рассмотреть вопрос". А они, заметьте, безнаказанно, рассматривают его годами.
Высокоразвитые страны, такие, как Англия, Италия, Япония находятся в абсолютно нищенском состоянии по природным ресурсам, у них их просто нет, а они богаты. Мы имеем все, мы сказочно богаты тем, что других обделила природа, а живем как нищие, как побирушки выклянчиваем у Запада кредиты, жалобно и постыдно зазываем инвесторов, а они не идут
!

- Почему?

- Во-первых, они задают себе вопрос: а почему они сами не вкладывают деньги в производство, значит, не все так просто! Во-вторых: мы сами создали миф, холим его и лелеем, что не умеем работать по-западному. За так — не умеем и не хотим, и не будем. Так рассуждают и на Западе, где якобы умеют и могут все делать лучше нас.
Тогда как же работал наш кооператив "Печора", когда в СССР по-настоящему не работал никто? И старательские артели, созданные задолго до "Печоры", начиная с 1956 года. Я что, привлек туда инопланетян? Поначалу большинство из них были бывшими зеками, которые в лагерях на подобных работах "туфтили" по много лет. В "Печоре" этого не могло быть — из-за правильной организации труда и его реальной оплаты. Люди сами себе не позволяли "туфтить" (плохо работать — ред. ), а не из-за моих "красивых глаз" или призывов к совести.
И в итоге по этой модели, обкатанной нами за три десятилетия, работала целая отрасль — 70 тысяч человек — с производительностью в 3-4 раза выше, чем в государственном секторе золотодобычи. Представьте, если бы в начале горбачевской перестройки взять наши методы на вооружение, то новый век мы встречали бы в прекрасной, счастливой стране, в буквальном смысле заново построенной от Калининграда до Владивостока. Я-то знаю, как работает человек, когда он делает для себя.
Да если бы мне сейчас сказали: бери, откуда хочешь и сколько хочешь людей и сделай только страну богатой, — я бы взял к себе на работу людей только из России. Как у нас в кооперативе менялись люди, когда попадали туда! Что "перековывались идейно", как это в тридцатые годы утверждали чекисты? Да ничего подобного. Просто они начинали понимать, что у нас можно жить лучше, чем в условиях системы, что здесь реально можно заработать, чтобы потом безбедно дожить до старости.
Да, мы всегда получали больше чем министры, но и доход приносили стране такой, какой этим министрам и не снился! Причем заработок председателя был всего вдвое выше зарплаты рабочего.
И, наконец, в-третьих. Запад спрашивает себя: а почему они не открывают дорогу людям деятельным, тем, кто умеет и хочет работать? А зовут к себе нас? Значит что-то здесь не так и не то...
Эффективность любой власти я оцениваю (и так делают во всем мире) по тому, какие условия создаются для деятельных людей. А у нас создают условия только для тех, кто может быстро украсть, а украденным поделиться с теми, кто позволяет им делать это!
Скажем, в США тоже только около четверти работающего населения — это те, кто производит, остальные, так или иначе, заняты лишь перераспределением произведенного. Они тоже защищены, как и все общество, но настоящую правительственную проверку испытывает на себе именно первая группа.
А теперь вспомните, с каких неимоверных глупостей началась у нас перестройка. Работать, производить — невыгодно и невозможно; все бросились перекупать и перепродавать...


- Хорошо, Вадим, разве нынешний Президент, с высочайшим рейтингом доверия у народа, не желает сделать страну сказочно богатой, разве он не твердит своему Правительству о необходимости роста ВВП? Да чуть ли не на каждом заседании... Ты, кстати, встречался с ним?

- Только один раз. В Театре на Таганке, на вечере памяти Высоцкого. Там говорить обо всем этом было неудобно и не к месту. Сказал, произнося тост, что если Володя сейчас видит нас, то он очень рад тому, что Президент посетил театр, в котором он работал. И поскольку Володя знал богатства нашей страны и наш народ, он был бы очень хотел, чтобы Президент вывел эту многострадальную страну к счастью.

- А если бы удалось поговорить с глазу на глаз и не в такой печальный день, что бы ты ему сказал?

- Все то же, что говорил и говорю. Если человек реально почувствует, что за его труд он сможет купить машину, построить дом, обеспечить безбедную жизнь уже через два-три года, а не через десять, то он горы свернет. И не позволяйте своим титулованным чиновникам твердить: "Вот такой у нас народ — спившийся, ленивый". У нас прекрасный народ.
Не верьте тем, кто говорит, что в России сплошное жульничество и обман. Обман существует и в Америке, и чопорной Германии — так устроен человек. Как кинулись мародерствовать благочестивые американцы, когда там на какие-то часы вырубился свет! Да только там система построена так, что воровать невыгодно, выгодно зарабатывать.


- Ты думаешь, он бы тебя понял?

- Надеюсь. Вот посмотри, когда началась перестройка и разрешили покупать легковые автомобили за границей. Я не возражаю против покупки автомобилей, но Европа стала спихивать в СССР весь свой хлам, а не передовую технологию. Мы очистили ее от мусора, который они не знали где бы за ненужностью захоронить и сколько денег на это потребуется истратить. Ничего им не пришлось тратить...
Посмотри, в Москве почти на каждом углу автомобильный магазин. Так сколько же уплыло и уплывает наших денег за рубеж только на одни запчасти к ним? А если бы мы со шведами, с немцами построили новые заводы здесь, чтобы выгодно было и им и нам? Мы все время хитрим, а обманываем сами себя, от глупости или незнания...
Еще при Советской власти нам "печоринцам" удалось внедрить такую методику труда, которая была эффективней государственной в несколько раз. Это подтверждено результатами работы не какого-то отдельного коллектива, а целой отрасли на протяжении четырех десятков лет, да еще в таком трудоемком производстве, как золотодобыча, (с 1956 по 2000 годы старательским способом добыто около 3 тысяч тонн золота), строительство автодорог, аэродромов.
Мне хочется тепло отозваться о наших ребятах. За многие годы со мной работали десятки тысяч человек. И я твердо знаю: нет избранных народов. Но есть заинтересованность, трудолюбие, воля...
Я не утверждаю, что Ден Сяо Пин позаимствовал ее у нас и внедрил в Китае, но работать они начали именно так почти на четверть века позже нас и совершили не ложный "маоистский скачок" в развитии страны, а реальный, изумивший весь мир.
Если бы Горбачев принял бы для страны тот вариант, который мы предлагали, мы бы поставили этот не едущий паровоз на рельсы всего за шесть месяцев. И поверь, это было бы не какое-то чудо, а самая настоящая явь.
Кто-то возражал Явлинскому: "За 500 дней возродить страну? Блеф,авантюра!" Повторяю — не за 500 дней, а за шесть месяцев! Смеялись, "такой авианосец повернуть с такой скоростью? Мы не княжество Лихтенштейн, мы Россия!" А Китай что — утлая лодчонка?
Но пришел к власти человек, который и хотел для страны чего-то лучшего, но ничего не понимал как это сделать. Может это его беда, а не вина? Начали все ломать и ничего параллельно не строить. Нас болтало в "океане экономики" как щепку. И кончилось все Форосом. А ничем другим это кончиться и не могло!


- А у Ельцина публичным телевизионным покаянием...

- Каяться не грех, но великий грех ничего не делать для возрождения этой страны или делать это не умеючи. Да, я бы его простил, если бы он, как и обещал, положил свою голову на рельсы. Ведь все его отличие от Горбачева только в том, что ничего не понимая в экономике, он ничего и не хотел изменить к лучшему.
Но теперь-то кто мешает нам, все потеряв, начать сначала? Я не верю в какой-то там зловещий заговор Запада против нас. Хотя с чего бы им желать нашего возрождения? Конкуренция жестока. Ты не веришь в неспособность нашего народа. Так кто и что мешает нам зажить достойно, чтобы прежде своего срока не умирали старики? Чтобы дворцы воздвигались здесь, а не на Кипре и на чужих побережьях... КТО И ЧТО?
Те, кто стоят у власти, никого ни о чем не спрашивают и считают самодовольно, что все вопросы решают правильно.


- Хорошо, Вадим, мы по-ломоносовски "возрастем Сибирью", где кладам несть числа. Но пока билеты берут оттуда, а не туда.

- При таких условиях так будет и дальше. Еще немного и этот край заговорит на китайском языке, потому что билеты ТУДА берут именно они. При всех темпах развития у них еще о-го-го сколько безработных, готовых на любой труд.

- И что же делать? Воздвигать против них вторую, третью границу, вылавливать и высылать? Не отдадим ни пяди земли русской, но и сами ее не возьмем! Пусть спит?

- Вот мы до сих пор не можем решить для себя вопрос: миграция — это благо или беда? Да благо же это, великое благо ниспосланное нам судьбой!

- И ты серьезно считаешь, что туда ринутся, например, турки-месхетинцы, неприспособленные к этому климату.

- И они, и украинцы, и белорусы, и молдаване, когда поймут что выгоднее работать там, а не строить коттеджи в Подмосковье для новых русских.
Что делали мы, чтобы привлечь рабочую силу? Сначала благоустраивали поселок, с баней, бассейном, со всей инфраструктурой, а потом (параллельно тоже) врывались в землю.
У нынешних гастарбайтеров нет перспектив в Москве. Они здесь временщики, рабы. А там... После двух-трех лет работы они смогут купить себе и семье жилье в любой точке России, где захотят поселиться. Если, конечно, не захотят остаться там навсегда. Ведь край-то богатейший! Есть свой хлеб, мясо и рыба. Но платить этим людям надо реально, а не прежние "колхозные" трудодни.


- Значит, еще можно, все потеряв, опять начать сначала?

- Не можно, а нужно. Иначе...

Геннадий Жаворонков
Специально для "Правды.Ру"

Фото из архива Вадима Туманова

https://www.pravda.ru/economics/materials/metals/11-07-2005/51481-tumanov-0/

Ирина Н.
Ирина Н.

Сообщения : 20625
Дата регистрации : 2013-07-16
Откуда : Москва

Вернуться к началу Перейти вниз

Вадим Туманов  "Всё потерять – и вновь начать с мечты" Empty Re: Вадим Туманов "Всё потерять – и вновь начать с мечты"

Сообщение автор Ирина Н. в Сб Фев 02, 2019 2:29 pm

Из ФБ

Александр Ковановский


Говорить о Туманове вообще очень трудно.
Разве скажешь в двух словах о человеке, который в лагере проломил кулаком печную кладку, а заодно и людоедскую сталинскую машину, перемоловшую в те годы миллионы жизней.
Выжил, выстоял - и победил.

... Вадим Иванович остался под огромным впечатлением от документальных кадров с Владимиром Высоцким, показанных нами с Игорем Рахмановым в тот вечер в ЦДРИ, 18 января 2012 года.

А сам вечер состоялся благодаря замечательному Олегу Чумаченко, который накануне Дня рождения Владимира Высоцкого из формального, казалось бы, мероприятия сделал настоящее культурное событие. С переполненным зрителями залом, где не осталось свободных мест.

В финале вечера (и в узком коридоре Smile ) мы обменялись с Вадимом Ивановичем несколькими теплыми словами. А Коля Исаев запечатлел на видео этот трогательный момент...

Вообще, когда так близко соприкасаешься с такими людьми как Туманов, очень многое начинаешь понимать про Высоцкого.
Хотя до этого, казалось бы, понял уже все и давно. Оказывается, нет.

Свобода - вообще необъятное пространство.


(с) Съемка Николая Исаева, 18 января 2012 года



https://www.facebook.com/kovanovsky/videos/1701917289869572/
Ирина Н.
Ирина Н.

Сообщения : 20625
Дата регистрации : 2013-07-16
Откуда : Москва

Вернуться к началу Перейти вниз

Вадим Туманов  "Всё потерять – и вновь начать с мечты" Empty Re: Вадим Туманов "Всё потерять – и вновь начать с мечты"

Сообщение автор Ирина Н. в Пт Сен 13, 2019 12:16 am

Afanasiy_Troyanov_P
1 Декабрь 2010


Вадим Туманов

Если совсем коротко, в двух словах, то жизнь его шла так. Родился в 1927-м, пошел работать на флот. Во время войны на фронт ему попасть не удалось, но его транспортный пароход был зачислен в состав ВМФ, так что он, как краснофлотец, настоящий участник Великой Отечественной.

Сел (1949-1956), как многие, ни за что, статья 58-10. Началось с того, что человек, которого он ударил, в падении порвал портрет Сталина. Пять лет провел в штрафных лагерях, получив на месте еще 25 лет срока.

После смерти Сталина работал в лагерях на приисках бригадиром. По показателям его бригада была лучшей на Колыме. В 1956 году был освобожден досрочно со снятием судимостей.

Остался на Колыме, где основал первую в стране старательскую артель. После основал еще несколько крупных коллективов, которые с дочерними предприятиями в общей сложности добыли 500 тонн золота.

В 1987-м, в перестройку, последнюю и самую крупную его артель — «Печора» — показательно разгромили силами шести отделов ЦК КПСС. Смешно сказать: за уклон в капитализм — опять ни за что, как при Сталине!

Уже при новом режиме Лужков позвал его работать в Москву. Коллективу Туманова дали кусок МКАД, на постройку которого отвели год. После того как участок был сдан через 28 дней, стало ясно: такие предприятия другим фигурантам строительного бизнеса Москвы ни к чему. Теперь тумановские в столице не работают.

Про свою жизнь он написал увлекательную приключенческую книгу, которая продается только в одном магазине страны — «Москва», напротив главного здания мэрии. Название книги, как обычно, кое-что говорит о личности автора: «Все потерять и вновь начать с мечты…». За два с половиной года разошелся 10-тысячный тираж.

Туманов для меня, да и для многих, кто в курсе, — это размах, величина. Но, казалось, он весь остался в советской жизни. Я, честно говоря, удивился, узнав, что он в порядке, на плаву и работает. Я нашел его телефон, стал напрашиваться на интервью — он мне отказал. Однако же позвал к себе домой выпить. Я тут же примчался с бутылкой. Мы принялись выпивать, почти наравне — он себе наливал чуть меньше. Сперва, понятно, за его здоровье.


- Как ваше драгоценное, Вадим Иванович?

- Мне скоро сорок лет, по второму кругу, — значит, восемьдесят. Но здоровье нормальное. Только ума немного не хватает…

- Это вы сами догадались или кто-то подсказал?

- Сам чувствую, да и жена говорит… Она тут сказала недавно: «Про тебя очень много пишут. Вот так идиоты попадают в энциклопедии».

- Ну вот как это все получилось? Разве не удивительно, что вы — после всего — уцелели?

- Я не отношу себя к верующим, я многого не понимаю. Я отношусь к Богу чисто потребительски. Например, когда вертолет ветром в сторону моря уносит или лодка тонет, я вспоминал Бога и маму. Я вот думаю: несколько десятилетий шли этапы на Колыму, мало кто вернулся. Если там, наверху, кто-то есть, то почему это не было остановлено? Я спрашивал про это священников, их много сидело в лагерях, — так они отводили глаза и говорили, что так Богу угодно… Если есть Бог, то он меня очень и очень берег.

- Это как раз понятно, что берег. Но для чего? Вы, наверное, пытались это угадать?

- Не знаю для чего… Когда мне было 24 года, а срок у меня был 25 лет, я не думал, что смогу выбраться оттуда. Меня журналисты то и дело спрашивают про лагерь, про то, как я там сидел. А мне это неинтересно!


(Слава богу, в какой-то момент Туманов все-таки разрешил включить диктофон — после моих уговоров и его проклятий в адрес отдельных журналистов.)

- Да что мы про здоровье, про журналистов! Давай лучше говорить о том, что с Россией. Если бы в перестройку был принят метод, по которому мы работали! На старательский сектор приходилось 60 процентов всего добытого в стране металла! Мы начали на 29 лет раньше, чем Дэн Сяопин. Если бы Россия встала на тот путь, по которому впоследствии пошла Китайская республика, то сегодня от Питера до Владивостока простиралась бы новая цветущая страна! С прекрасными дорогами, городами, аэропортами! Она была бы уже построена! При Горбачеве мы были без нескольких минут на правильном пути. Но Горбачев не знал, как это сделать. А пришедший за ним и не знал, и не хотел — я о Ельцине. После Бодайбо я работал в Свердловске, в «Уралзолото», и мы с ним встречались. Большее несчастье, чем приход Ельцина к власти, я не мог вообразить. Я знал многих секретарей обкомов, встречался по работе, среди них были разные, но руководителя смешнее, чем Ельцин, я не встречал.

- Ну, Россией почти всегда командуют очень странные люди. Сталин тот же ниоткуда взялся, семинарист. Ленин. Потом разные обкомовцы провинциальные. Чего уж тут…

Он переходит к другой своей больной теме, от политики — к событиям в экономике, к приватизации:


- Поздно, поезд уже ушел, все, — говорю я, и мы молча пьем.

Мне кажется, хоть темы для него и больные, он на них не зациклен и просто думает про это с печалью.


- Вы, Вадим Иваныч, уцелели чудом. А сколько людей пропало! Лучшие отсеяны, а командуют и владеют те, кто выжил, — и это, конечно, не лучшие. Чего ждать-то от них?

Потом он с такой же болью рассказывает, что не выигрывает в тендерах. Всегда побеждают конкуренты…


- Вы, наверное, откатов не давали?

- Им неудобно было бы у меня брать.

- Удобно, неудобно… Но вы хоть предлагали?

- Мы скидывали пятнадцать процентов! Сколько ж еще!

- Так это официально. А кэшем бы пять процентов на откат!

- Мне это противно.

- Ну, Вадим Иваныч, чему ж вы тогда удивляетесь…

После паузы спрашиваю его о жилищном строительстве в Москве, по 5000 долларов за метр. Он в ответ только смеется:


- Зачем я тебе буду про это все рассказывать? Это будет крик в пустоту. Давай лучше выпьем и поговорим просто так. Ну куда ж такого человека пускать в Москву строить?

- Вы не зря пишете в книге: «Наше поколение бывало смешным — до ужаса».

- Ну а что, разве не так? Не так?

Я спрашиваю Туманова про понятия. У меня заготовлен вопрос про то, согласен ли он с версией, что это концентрированное выражение русского менталитета, что воровской закон берет начало в «Русской правде» Ярослава Мудрого. Или, может, наоборот: князь со слов своей братвы записал правила поведения…


- Давай уйдем от криминала! Не хочу я про понятия. По Конституции надо жить.


И то правда, тюремная жизнь ему успела надоесть. Криминал романтизируют обыкновенно посторонние, благополучные… Но все-таки Туманов смягчился и рассказал красивую историю в тему:


- Это при Ельцине было… Вдруг нашелся Вася Корж, мой старый товарищ, мы с ним в лагере были несколько лет. А всего он отсидел 54 года. Встретились, обнялись, и первое, что он мне сказал, было: «Ну и как тебе нынешний беспредел? Вот страну сотворили! Все какие-то заблатненноверующие…»

- Ельцин вечно пьяный, ничего не понимал. Если Бог есть, если от него зависит приход президента, то за что ж он так Россию наказал? За что ж он такой злой на Россию?

- Ну, написано же в Книге, что за грехи отцов будут отвечать три поколения.

- Невинные дети? Как же так?

- Ну, может, тут расчет на то, что люди увидят, как работает это правило, и хоть своих детей с внуками пожалеют. Или другие родственники остановят беспредельщиков. Царя, ладно, расстреляли, он все-таки офицер. Но и детей ведь его убили! И страна это приняла как должное: «Убили — и убили, подумаешь!» И убийц водили после перед пионерами выступать.

- Я познакомился в лагере с политическим, его фамилия Пичугин, был ответработником ЦК и сел в 1937-м. Ему Белобородов, уральский казак — он участвовал в расстреле царской семьи, — рассказывал, как дочери хватали расстрельщиков за ноги и просили не убивать. Белобородов Пичугину рассказал, а Пичугин мне.

- Ну, вот видите. Что, оставлять такое без наказания? Пауза.

- Когда я был мальчишкой, мне так хотелось на фронт! А потом, когда меня посадили, у меня было столько ненависти ко всему, что, если б мне сказали: «Влазь в атомную бомбу и лети куда-нибудь» — я б, может, согласился и…

- На Кремль?

- Я спорил с одним верующим и сказал ему в сердцах: «Если Бог есть, почему тогда Кремль не провалится?»

ДРАКИ

Я смотрю на его руки. Между костяшками пальцев нет провалов, никаких предгорий, это сплошной хребет. Старый боец, серьезный боксер.

- Я две миски ставил, одна в одну, приставлял к стене и ударял. Так обе в стенку входили.


- Тренируетесь сейчас хоть потихоньку?

- Нет, я же ленивый. Да и работы столько! Когда мне для отдыха предлагают походить по лесу, я удивляюсь. Мало я ходил по лесам, что ли! Другое дело — полежать на диване, почитать… И потом, жене этот спорт не нравится. Она сказала: «Если б я знала, что ты занимался боксом, я б задумалась — стоит ли за тебя выходить. Как человек может бить другого человека и получать от этого удовольствие? Да еще и самого при этом бьют?» Ей и книга не понравилась, потому что «там одни драки».

При том что большинство драк он выкинул. И только рассказывает о них. Самая массовая и показательная была еще на флоте.

- Два парохода стоят корма к корме. И произошла драка между двумя экипажами. Капитан, штурмана стоят. А я на вахте. И я говорю старпому: «Разрешите, я тоже пойду?» Он на меня посмотрел пренебрежительно — мальчишка, семнадцать лет — и говорит: «Ну иди». Я повязку сорвал и по леерам вниз соскользнул. Подлетел к дерущимся со стороны, одного ударил — тот упал, другого ударил — упал, третьего — упал… Короче, отличился в этой драке. Команда меня зауважала. Даже капитан со мной захотел поговорить и в беседе мне сказал: «Если б у меня были дети, я б не хотел, чтоб они были на море…»

БОГАТСТВО

- В 1970-м министр Ломако подписал бумагу, чтоб мне продали «Волгу». Начальник ОРСа ему говорит: «Вы даете Туманову вторую машину! Он только что, в 1961-м, уже купил одну «Волгу»!» Ломако заорал: «А ты, в бога мать, знаешь, что ему уже два ордена Соц.труда давно надо дать? Чего ты меня учишь?» Так человек два дня дома лежал, приходил в себя.


- Вы куда в отпуск ездите?

- В Ялту. В семидесятые годы я там купил домик, на участке в двенадцать соток. За 77 тысяч рублей.

- Какие-то фантастические деньги. На тот момент.

- Я меньше четырех тысяч в месяц не получал тогда. Домик тот хотел купить Таривердиев, но почему-то передумал.

После Туманов долго рассказывает мне, как долго и нудно добивался разрешения на покупку этого дома. Дом на него отказывались оформлять без прописки, а прописывать отказывались, раз нет жилплощади. Как устраивался там, в Ялте, на работу геологом — им как раз нужен был, чтоб бороться с оползнями, и это решение проводилось на бюро горкома партии.

(Похожее разрешение в те же годы пробили Юлиану Семенову.)


Дальше он перестроил этот дом в старом периметре, иначе б заставили снести — личная ж нескромность. Потом было восемнадцать проверок по этому дому: а не краденые ли материалы использовались при ремонте? Туманов предъявил чеки, которые, само собой, заботливо хранил. Стройматериалы везли из Свердловска тремя грузовиками с прицепами, и встало это в 14 750 рублей. Бред какой-то. Это все ведь забылось! Жалкий этот домик очень художественно смотрится на фоне 30 триллионов долларов (цена недр России) и даже на фоне 500 тонн благородного металла, добытого артелями Туманова… И пенсии в три тысячи рублей, которая ему за это назначена в благодарность.


- Мне не дали больше ни одного золотого месторождения. Ни одного медного. А только дороги, и то на субподряде. Я начинал, а они обманули. С начала перестройки мне не дали ничего, на чем я мог бы заработать.

- Да… Пошел капитализм, а вас оставили с советскими деньгами.

- И то ограбили! В 1992-м я много потерял. У меня 120 тысяч рублей на книжках лежали и на пятьдесят тыщ было облигаций. Римма (жена Туманова. — Прим. ред.) тогда спросила: «А что теперь делать?» «Забыть»,— сказал я. И в 98-м я тоже попал…

ЛУЖКОВ

- Лужков дал нам пять квартир, когда в 1990 году пригласил в Москву, строить МКАД. Он меня попросил, чтоб я выступил перед его строителями. Я на том совещании сказал: «Мы пришли в чужой город, вы нас не знаете. Но нас пригласила администрация Москвы, и мы отказать не могли. Вижу, вы крупные специалисты. Думаю, мы у вас многому научимся. Единственное, что мы вам покажем, — это как делать работу в несколько раз быстрее». Мы выполнили годовой план по реконструкции 12-километрового отрезка на Юго-Западе за 28 дней… Хотя могли бы и за двадцать два. А потом мы ушли.

- Да уж. Понятно.

- Последняя моя встреча с Лужковым была на премьере фильма Говорухина «Благословите женщину». Юрий Михалыч пришел, увидел меня, подходит… «Ну как, — спрашивает, — дела?» — «Все так, как хотели ваши заместители».


РАЗНОЕ

- Я написал сжато. Зачем я буду описывать, как солнце встало?

— говорит он мне про книгу.

Она многим людям понравилась: Ахмадулиной, Падве, Демидовой. Говорухин сказал: «Ну а что, я тоже так думаю!»


Сын Туманова — тоже, кстати, Вадим, выпускник журфака — сказал: «Так не пишут!» Как это часто бывает с людьми после журфака, в прессе он не работает, а занимается предпринимательством.

- Торгует, что ли?

- Нет, как ты мог подумать! У него хороший бизнес.


Да, таковы они, люди старой закалки. Их, наверное, уже не переделаешь. И еще про сына:

- Отцы и дети — вообще проблема. Я его с восьми лет всюду за собой таскал, мы даже тонули раз в Алдане. В четырнадцать лет он заявил: «Что меня все учат! Будто я меньше вашего понимаю…» А внук, Володя, закончил девять классов и захотел в Суворовское. Это неожиданно… Но пусть идет! Даже если не получится, все равно он многое поймет…


КОЛЫМА

Мы уже выпили немало. Я замечаю, что в ходе разговора полюбил Туманова. Он, кажется, отвечает мне взаимностью — зовет приехать на дачу в Троицкое и в крымский дом. Беседа вообще теплеет. Уже можно откровенней…

- Вадим Иванович! Скажите как знающий человек: в чем причина русской жестокости? Одни русские давили других русских очень увлеченно… Вот вы полтора года сидели в железной камере. Для чего железная — чтоб помучить?


- Нет. Просто сперва тюрьму сделали из дерева, но потом все бревна перепилили — струной. Точней, жилкой из расплетенного троса. Вся тюрьма распилилась, люди перелезали из камеры в камеру. И тогда привезли стальные листы толщиной 10 миллиметров, из которых делают отвал бульдозера, и сварили из них стены и потолки. Сорок шесть человек в камере, нары в два этажа, в углу бочка, люди дышат — и все на потолке, а оттуда капли падают на головы лысые. У меня есть несколько моментов, которые вспоминаются…

Я только попал на флот. Меня, новичка, привезли в казарму, и старшина сказал, что мне надо с кем-то подраться. И вызвался некто Мочалов: «Товарищ старшина, разрешите я?» Я увидел в его глазах радость, он на сто процентов был уверен, что побьет меня. Первый раз человек меня увидел, а так ему хотелось меня побить! Я его таким встретил ударом, что он без сознания на пол упал. Он ударился головой и потом лежал в больнице. Это было в бухте Зарубина, я ее недавно увидел по ТВ — там зимой были проблемы с отоплением…


Этот эпизод настолько важен для Туманова, что он его описывает уже на второй странице своей книги… Он продолжает рассказывать:

- Еще часто вспоминаю, как меня старшина Киричук, рябой, с зелеными глазами, ведет в изолятор. Это уже на Колыме. Я такой грустный-грустный. Он меня похлопал по плечу и говорит: «Ничего, дальше солнца не угонять, меньше трехсот — хер дадуть».

- Трехсот — чего?

- Пайка хлеба — триста грамм. Другой случай. Мне сказал Ванюхин, начальник отдела по борьбе с бандитизмом Сусуманского управления: «Ус хвост отбросил». «Вы что, — спрашиваю, — серьезно?» — «Разве такими вещами шутят?» Прогулка еще не кончилась, но я влетел в тюрьму и крикнул: «Сталин сдох!»
В лагерь приходишь… Каждую ночь могут быть приключения. Там столько врагов! И комендатура, и все, с кем ты поскандалил. Помнишь историю с Мишкой Буржуем? Когда была сучья война, он лично в одну ночь зарезал пятнадцать человек в лагере. Он написал на помилование и зашел к нам — узнать наше мнение. И все ждут, что я скажу. Парень вроде не дурак. Я говорю: «Мишка, по-моему, должны тебя помиловать: ты же шестнадцатого не убил!» Вся камера грохнула. Помню, беспредельщики сидели на корточках, под дождем… Им идти некуда: их барак сожгли, а к ворам им нельзя, те зарежут. И вот они сидят тихо под дождем, боятся за свою жизнь, на все, что угодно, готовы, лишь бы не умереть. Когда говорят: «Расстреляйте, мне все равно!» — это чушь, не верь. Все хотят жить.


Помню тот день, когда в шахте меня чуть не задавило. Я был уж бесконвойный… Значит, шахту валит, она садится. В любую минуту все может провалиться. А мы вытаскиваем с Левой Баженовым инструмент — ну кому он нужен? Сверху ледяная жижа льется… Мы вырвались, выбрались на поверхность, сидим на терриконе. Из шахты несет аммонитом и сыростью. Думаю, пока без конвоя, можно документы сделать, фотокарточка есть маленькая — и убегать. Но уж если поймают — тогда все. Но я чувствовал тогда, что все должно переломиться в лучшую сторону. Ведь столько людей сидит! И шахта хорошо работает… Грустное такое настроение. Кому ж, думаю, хуже, чем мне? Самому 25 лет, сроку — 25, чуть в шахте не убило. И в это время — после дождя в июле развезло дорогу — лошадь идет по брюхо в грязи, тащит на соседнюю шахту телегу, а в ней электромотор и ковш. Ей и так тяжело, а еще оводы кусают, и погонщик бьет. Я подумал: у нее жизнь хуже, чем у меня! Хорошо, что я не конем родился…


У Солженицына я прочел строки, которые меня тронули до слез. Когда Иван Денисович подумал: «Вот, прошел еще один день, почти счастливый. Счастье — на работу не пошел, пайку закосил, и одним днем меньше сидеть». А вот анекдот у Солженицына записан неправильно. Человека спрашивают, какой у него срок. «Двадцать пять лет». — «За что посадили?» — «Ни за что». — «Врешь, ни за что десять лет дают». Надо иначе рассказывать. Ему четыре года дали ни за что. А ему отвечают, что ни за что — десять.
Вечером тяжелей в тюрьме. Тоска. Вспоминаешь города, людей, рестораны. Утром проснулся — и встаешь, а вечером хуже, и кушать сильней хочется вечером…


Ганди говорил, что всякий приличный человек должен посидеть в тюрьме. Ты меня извини, но Ганди чушь спорол: человек вообще не должен сидеть.


- А помните, вас в лагере собачатиной накормили…

- Да. Очень вкусно, прекрасное мясо, прекрасное. Не зря его корейцы уважают…

- Вас ни за что посадили, но вы вернулись и нашли много сокровищ. Просто вылитый граф Монтекристо. Но только вы с этих сокровищ не разбогатели лично — и не стали мстить… Помните, вы встретили колымского капитана Пономарева, который был швейцаром в «Национале», и даже пожали ему руку?

- Я просто обалдел, когда его увидел. И руку пожал машинально. А потом мы еще с Женей Евтушенко ходили на этого капитана-швейцара смотреть, поэт меня уговорил. И Высоцкого я водил смотреть на Пономарева.
В книге про капитана так: «Помню, на штрафняке Случайном Пономарев, недавно назначенный начальником лагеря, увидев меня, радостно сказал: «Уж отсюда ты, Туманов, не выберешься. Здесь и подохнешь»
.


- А Мачабели?

(Про него в книге вот что: «В июле в тюрьме случается побег. Бегут трое. Двоих быстро настигают. В прогулочном дворике конвоиры бьют их сапогами, топчутся на них… Разъяренный Мачабели приказывает трупы не убирать, оставить лежать, пока не будет пойман третий. Его ловят месяца через полтора. Пьяная команда надзирателей ломает несчастному ребра и позвоночник. Операцией командует Мачабели, тоже изрядно выпивший. По его приказу автоматчики валят заключенных с ног, заставляют ползти по-пластунски мимо смердящих трупов…»)


- Я потом зашел к нему в Тбилиси, он там был замдиректора Академии художеств. Он меня обнял, повел в ресторан…

- Вы его простили?

- Он меня спрашивал: «Очень злой на меня?» Ну не он, так кто-нибудь другой был бы… «Я многое, — говорит, — понял». А я вспоминаю его в распахнутом кителе, вышку, и прожектора, и собак, и нас бьют по его приказу. Он ослеп, а потом умер…

- Я удивляюсь: вы, такой деликатный, мягкий, справлялись с такой публикой, как колымские бульдозеристы и тем более зэки. Я думал, что вы будете рычать, как генерал Лебедь…

- Поверь мне, это не самое главное. Я совершенно не переношу жаргон. Я и мата не люблю. Ну разве только про Чубайса не могу без мата, будет недосказанность… Помню, у меня три человека на участке напились. Что делать? Выгнать. Как фамилии? И оказалось, что среди этих троих — Петя Липченков, один из лучших механиков, классный парень, мы с ним сорок лет работали. И вот он напился с ребятами. Мне их и жалко, а наказать-то надо. Это ж лето, промывочный сезон! Приехал на участок, собрал людей и говорю: оштрафовать виновных. И тут кто-то кричит: «Это потому, что механик! А был бы простой бульдозерист, ему б сразу перо в задницу — и лети!» — «Что ты сказал? Что? Ну раз так, считайте, что Пети у вас на участке нет». И они меня кинулись уговаривать. Как без лучшего механика? Еле уговорили. И я его оставил. Но 3500 рублей он потерял. Мы его оштрафовали — на месячный заработок.

Жизнь вообще страшная вещь. Я старался многие вещи не писать… Хватает и написанного.

КОРОТКО ИЗ КНИГИ

«Все вшивые. Однажды, решив обсыпать вшами начальника лагеря, камера за полчаса собрала их поллитровую банку».
«…он [солагерник] у одной овчарки иногда отбирал еду. Сам рассказывал: «Становлюсь на четвереньки и рычу на нее, она пятится, а я к миске. Так и выжил. Может, она меня, сука, жалела? Если б не эта псина — сдох бы».

«В колымских лесах кочующие по тайге аборигены иногда ловили беглых лагерников, отрубали им руки, приносили начальству райцентра, получая за это порох и дробь. Вор Леха Карел бежал, прихватив с собой аммонит, и взорвал целый поселок оленеводов. …с тех пор уцелевшие в районе аборигены стали избегать беглых лагерников».

«В одной половине [лагерной больницы] лежат больные, другая — вроде морга или промежуточного кладбища: зимой сюда свозят обмерзлые трупы. Меня потрясла увиденная там однажды картина. Помещение битком набито трупами, как на собрании. Многие трупы стояли вверх ногами».

«У нас в московской квартире как-то отключили отопление зимой, я стою и жалуюсь жене — замерз! Она ответила: «Я на тебя смотрю и думаю: неужели ты на Колыме жил когда-то?»»


СТИХИ

- Ты любишь стихи?

— задал он мне неожиданный вопрос.

- Люблю… Вот сто пятьдесят долларов недавно проспорил, на Мандельштаме…

- Ну-ка расскажи! —

живо откликнулся он.

— С кем спорил, про что?


- С Бильжо… Я цитировал: «Немного белого вина, немного та-та-та мая… И та-та-та бисквит ломая…» А вино, по версии Бильжо и Мандельштама, было не белое, а красное.

(Про Мандельштама он писал в своей книге: «[Солагерники] уверяли, что лагерная прислуга, ссученные, вероятно по приказу администрации, утопила странного поэта в уборной. Мне неприятно про это писать, тем более что никто из них сам свидетелем не был, только слышал от других… Но я решаюсь предать бумаге то, что слышал. Имя того поэта было — Осип Мандельштам».)


- А Вовкино знаешь? —

спрашивает он. Вовка — это у него Высоцкий. «Володя» — это у Туманова зарезервировано для Путина, о как. С ним встречались на вечере памяти поэта. И декламирует Высоцкого:

Я никогда не верил в миражи,
В грядущий рай не ладил чемодана, —
Учителей сожрало море лжи —
И выплюнуло возле Магадана.

И нас хотя расстрелы не косили,
Но жили мы, поднять не смея глаз, —
Мы тоже дети страшных лет России,
Безвременье вливало водку в нас…


- Он вам много стихов посвятил. Какие из них ваши любимые?

Здесь мы прошли за так на четвертак, за ради бога,

В обход и напролом, и просто пылью по лучу, —
К каким порогам приведет дорога…
В какую пропасть напоследок прокричу?..

Это был самый интересный парень из всех, кого я встретил, — Вовка. Я его знал немного, с 1973-го по 1980-й. Я многого про него не стал писать…


Поэзия снова настраивает его на социальную критику. Он снова говорит о том, что богатства страны присвоены частными лицами, и мы бедно живем по какой-то африканской модели — такую он видел в Гвинее-Папуа.

- Ну ладно, не переживайте! —

вяло утешаю я в который раз.


— В конце концов, есть же Божий суд! А, «вы, жадною толпой стоящие у трона»? Все это ерунда. Я думаю, все иначе будет. Давида Самойлова знаешь? Вовка меня хотел с ним познакомить и с Трифоновым, да не успел. У него есть такое четверостишие:

Мы не останемся нигде
И канем в глубь веков
Как отражение в воде
Небес и облаков.

Вот, думаю, как будет…


Он задумывается и спохватывается:

- Хотя эти строчки — «Вы, жадною толпой стоящие у трона» — про сегодняшнюю жизнь.
Потом бы я такие поставил, из Надсона: И в храме истины, в священном храме слова, Я слышу оргию крикливых торгашей!.. И закончить так, Вовкиными строками: Вдоль дороги все не так, а в конце — подавно.


http://sra4.ru/%D0%B2%D0%B0%D0%B4%D0%B8%D0%BC-%D1%82%D1%83%D0%BC%D0%B0%D0%BD%D0%BE%D0%B2/
Ирина Н.
Ирина Н.

Сообщения : 20625
Дата регистрации : 2013-07-16
Откуда : Москва

Вернуться к началу Перейти вниз

Вадим Туманов  "Всё потерять – и вновь начать с мечты" Empty Re: Вадим Туманов "Всё потерять – и вновь начать с мечты"

Сообщение автор Ирина Н. в Пт Сен 13, 2019 12:38 am

«Горная книга» в гостях у Вадима Ивановича Туманова.

Масштаб личности Туманова
не укладывается в наши стандарты


3 апреля 2015 года представители издательства «Горная
книга» побывали в гостях у В.И. Туманова, человека будущего, который сумел опередить время лет на двести. Таких
героев советской и российской экономики встречать не
приходилось. Человек невероятной смелости, находчивости,
экономической интуиции, сделавший для отечества больше
многих тысяч хвастливых патриотов. Созданные им артели
добыли более 500 тонн золота, больше, чем вся остальная
страна, его предприятия добывали бокситы, строили дороги, возводили дома. С производительностью в десятки
раз выше, чем их конкуренты. А уж о качестве и говорить
нечего. Таких людей, как Туманов, мне встречать не приходилось: выступить в одиночку против спаянной пированной системы и победить ее – подвиг почище, чем
очистка Авгиевых конюшен. Так и хочется назвать Вадима
Ивановича Гераклом нашей экономики.

ЧЕМ ПОРАЖАЕТ ЛИЧНОСТЬ ТУМАНОВА

Масштабом содеянного, деловой хваткой, экономическими талантами, редкой честностью, необъяснимой загадочностью. Это не просто слова, это малая часть того уважения, которое он заслуживает. Думаю, что Туманов открыл
окно из нашей затхлой атмосферы в мир здравомыслия,
эффективной экономики, высокой нравственности. Бог
дал ему какие-то таланты, которых не найти у министров, академиков и политиков. Такому таланту образование ни
к чему, знания пришли к нему из какой-то сказки. То, что
Вадим Иванович сделал для нас, достойно пожизненного
памятника из чистого золота, которое он сам же и добыл.

ПЕРВЫЕ ВПЕЧАТЛЕНИЯ


Дверь открыл пожилой человек невысокого роста, с
простым лицом, одетый по-домашнему. Но как только он
начинает вспоминать былые эпизоды своей жизни, перестаешь верить в реальность историй. Постепенно прихожу в
себя и вспоминаю, что достоверность рассказов подтверждали Владимир Высоцкий, Станислав Говорухин и другие
известные люди. На стенах висят портреты, картины, фотографии друзей, но больше всего изображений жены – Риммы Васильевны
Тумановой, которая разделила с нашим героем все тяготы жизни на Колыме, ложные обвинения и заслуженную славу. Столы завалены книгами, документами, фотографиями. Дорожит Туманов историей, друзьями, родными. Со временем кто-нибудь напишет исследование о феномене этого человека.

ЧЕМ ПРИТЯГИВАЕТ К СЕБЕ ТУМАНОВ САМЫХ ЛУЧШИХ ГРАЖДАН СТРАНЫ

Впервые я услышал о Туманове от помощника Предсовмина СССР А.Г. Серебряного. Он говорил, что если бы дать развернуться Вадиму Ивановичу и помочь ему с кадрами, то через пятилетку коммунизм в СССР был бы построен. Не получилось.

Бескорыстное служение делу и талант работника сами по
себе притягательны, но в нашем случае этого недостаточно.
Подсознательно окружающие догадывались, что Туманову
дано подсказать новый путь развития нашего общества, несмотря на сопротивление консерваторов, коррупционеров,
схоластов, бюрократов и других мелких людей. Его идеи
дороже указаний Госплана, Госснаба, министерств и даже
ЦК КПСС.

ОТКУДА В КОРРУМПИРОВАННОМ СССР ВЗЯЛСЯ ТУМАНОВ

Такой самородок деловитости и честности противоестествен в эгоистичном и консервативном обществе.
Когда формировался характер Вадима, у всех управленцев была задача не погибнуть в репрессиях, не умереть с голоду и не загнуться от холода. Впрочем, под шумок этих сверхзадач бюрократы умели устраивать свои корыстные дела, губительные для экономики страны. На этом фоне возникновение феноменального явления под кодовым названием «Туманов» выглядит совершенным чудом. Здесь надо признать справедливость мысли Даниила Хармса: «Жизнь побеждает смерть неизвестным науке способом».

Поразительна наивность небольшого количества граждан,
к которым принадлежит и Вадим Туманов, проявивших
смелость в борьбе с хорошо организованной системой
бюрократии. В малых масштабах они все-таки победили.

ЛАГЕРНЫЙ ОПЫТ – ГЛАВНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ТУМАНОВА

Феномен Туманова мог и не состояться, если бы он не прошел школу колымских лагерей. Здесь закалилась его воля, он разобрался в механизме социалистической экономики, секретах процветания людей при тоталитаризме.
Жизнь дала ему знания прочней и полезней аудиторных.
При этом напрашивается вопрос: сидели миллионы, а Туманов был один. Что ж, репрессивная система сломала волю этих миллионов, а Вадим Иванович выстоял. Его волю сломать не удалось. А уж как старались!

РАБОЧИЙ ГЕРОИЗМ ТУМАНОВА


Коммунистическая пропаганда десятки лет пыталась
возвеличить рабочего-героя. Получилась какая-то карикатура в лозунгах и пустых декларациях. Внезапно на Колыме появился реальный герой из рабочих-старателей, не укладывающийся в партийные стереотипы. Он боролся за право работать, не давал в обиду себя и товарищей идеологическим нахлебникам, жуликам из МВД и прокуратуры, малограмотным провокаторам. Все нахлебники и жулики объединились и попытались дать смертельный бой Туманову и его товарищам. Не тут-то было. Старатели не привыкли сдаваться, они намертво вцепились в свою артель «Печора», а им на подмогу пришли все разумные
люди страны. Станислав Говорухин, Геннадий Ведерников,
Евгений Евтушенко, Святослав Федоров, Николай Шмелев,
Отто Лацис, Юрий Карякин, Владимир Тихонов, Генрих Падва, Геннадий Комаров, Владимир Лешков и еще десятки лучших людей страны встали на защиту лучших рабочих коллективов.
Вадим Иванович также с благодарностью говорит о людях, стоявших у истоков возрождения старательского дела в
послевоенные годы – Константине Воробьеве, Валентине
Березине, Петре Ломако и Валерии Рудакове.

ТУМАНОВ НЕУЯЗВИМ, ПОТОМУ ЧТО ЧЕСТЕН

Смелость нашего героя имеет нравственные основания:
нападавшие на него конъюнктурщики и политиканы были
жуликоваты, мечтали грабануть Туманова, а он не имел
нужды что-либо скрывать, его честность и открытость
были видны любому человеку. Главным обвинением было:
откуда у Туманова столько денег, ведь советский человек
должен быть нищим. И это еще одна его заслуга, он доказал, что можно быть и честным, и богатым одновременно.
Легализация доходов, отсутствие страха перед грабителями
в погонах – за это отдельное спасибо Туманову. Его благотворное влияние на нашу жизнь будет продолжаться и дальше, а честность только расти в цене.

РЕФОРМИРОВАНИЕ ПРОИЗВОДСТВА СТАРАНИЯМИ ВАДИМА ТУМАНОВА

Реформирование отечественной экономики затянулось,
хотя Туманов со своими предприятиями продемонстрировал, что надо делать. Но любая бюрократическая и авторитарная власть боится и не хочет модернизации. Туманов умело придумал и продемонстрировал новые правила социально-производственной игры. Но бюрократы как огня боятся работать в конкурентной среде, проще его уничтожить в зародыше. Туманов не позволил это сделать, поэтому реформы и начались. Его стараниями, хотя и с опозданием.
Спасибо, Вадим Иванович, вы помогли думающим россиянам выйти из царства иллюзий и хоть что-то сделать.

РЕДКОЕ КАЧЕСТВО ДЛЯ СОВЕТСКОГО ЧЕЛОВЕКА – ТУМАНОВ НЕ ОТСТУПАЛ ОТ НАМЕЧЕННОГО И ДРУГИХ К ЭТОМУ ПРИУЧИЛ

О покладистости советских людей можно баллады складывать, но кто-то должен был изменить эту традицию.
Таким человеком оказался Туманов. Об этой его черте характера написаны книги, стихи, песни Высоцкого. Отдать жизнь за идею не каждый сможет. Туманов смог, победил, выжил, потянул за собой других. «Его пример другим наука», хотя кроме смелости, честности, бесстрашия нужны еще и понимание ситуации, расчетливость, авторитет. Думаю, девизом Туманова могла стать установка «не сдаваться ни при каких обстоятельствах». Он и не сдавался, хотя с гранатой под танки не кидался. Умные люди добиваются поставленных целей, оставаясь живыми.

С ТУМАНОВА НАЧИНАЕТСЯ НОВАЯ РОССИЯ

Если мы не слепые и не дефективные, то сообразим, что
Туманов – это и есть новый русский. Но не в карикатурном варианте, а в модели для подражания. Он как огонек свечи, на который слетались не мотыльки, а лучшие люди страны. Оказывается, много и хорошо работать можно без указания властей, быть богатым без криминала тоже допустимо, человеческие качества россиян надо только разбудить, быть честным выгодно, напористость в достижении цели – достойное качество. Учиться у Туманова не зазорно, он просто показал нам, что мы ничем не отличаемся от цивилизованных народов. Все было бы хорошо, если бы не многовековая оккупация России бюрократической системой. Туманов нам продемонстрировал – смелее боритесь за свою жизнь, свое благополучие и достоинство. Не трусьте – и вы победите!


Неформальная встреча продолжалась около 5 часов.
Более 4 часов мы слушали монолог В.И. Туманова.


Во встрече принимали участие:

- хозяин дома – Вадим Иванович Туманов;
- его помощник – Александр Анатольевич Демидов.


http://www.gornaya-kniga.ru/files/Tumanov1.pdf
Ирина Н.
Ирина Н.

Сообщения : 20625
Дата регистрации : 2013-07-16
Откуда : Москва

Вернуться к началу Перейти вниз

Вадим Туманов  "Всё потерять – и вновь начать с мечты" Empty Re: Вадим Туманов "Всё потерять – и вновь начать с мечты"

Сообщение автор Спонсируемый контент


Спонсируемый контент


Вернуться к началу Перейти вниз

Вернуться к началу


 
Права доступа к этому форуму:
Вы не можете отвечать на сообщения