4 декабря 2010 г, Запись передачи Р.Р. - Французская песня, ДК На Яузе, Москва

Предыдущая тема Следующая тема Перейти вниз

4 декабря 2010 г, Запись передачи Р.Р. - Французская песня, ДК На Яузе, Москва

Сообщение автор Ирина Н. в Пн Авг 24, 2015 5:44 pm

На сцене ведущие программы Святослав Белза, Мария Максакова

С.Б.

- Артист своим талантом и обаянием давно завоевал огромную зрительскую любовь и его часто называют в прессе «Серебряный голос России». Это мне напоминает, знаете, такой анекдот, как однажды Стерна спросили:

- А как Вы относитесь к Давиду Ойстраху?

Он и сказал:

- Это второй скрипач в мире

- А кто же первый?

спросили его с удивлением. Он сказал:

- Первых много…

Вот у нас много «золотых голосов России», но есть один, неповторимый - Серебряный…

М.М.

- Олег Погудин!

Выходит Олег

М.М. (обращаясь к Олегу)

- Вы представляете сегодня очень интересную новую французскую программу и, наверное, Вы сами о ней расскажите?

С.Б.

- Эта программа подготовлена в рамках года «Россия-Франция. Франция – Россия». И звучала она уже и в России, и во Франции – и это свидетельствует о высокой культуре Певца – надо сказать…

Олег благодарит С.Б.

С.Б.

- Это правда. И начнем мы с «Парижских фантазий» Булата Окуджавы и Олега Погудина.

Олег

- Короткая совершенно техническая минутка: принесут микрофоны…

1. Парижские фантазии

- Я хочу представить своих друзей, хорошо вам знакомых по многим нашим выступлениям, в том числе, и по выступлениям, в которых звучали французские песни. Я хотел бы совсем коротко остановиться на предыдущей песне.

Булат Шалвович любил Париж, любил Францию: так случилось, что он даже ушел из жизни в Париже. Вот в этом есть какая-то особая… щемящая, очень… тем не менее… верная, точная черта наших отношений культурных с Францией, в особенности со столицей французского государства.

Сегодня в программе будут звучать песни на французском языке. Тем не менее, некоторые из них очень хорошо известны нам в их русском варианте - об этом чуть позже. Некоторые вошли в ткань нашей песенной традиции настолько, что мы не просто не представляем без них песенной жизни двадцатого века, но, в произведениях многих отечественных авторов, мы можем услышать отголоски тех самых песен – некоторые из которых сегодня будут звучать, которые в пятидесятых, шестидесятых, даже чуть раньше, в сороковых, но, в пятидесятых и шестидесятых годах точно – царили на музыкальной песенной площадке вот всего того времени. В общем-то, можно сказать – всей той эпохе. И, в каком-то смысле, - пятидесятые, шестидесятые годы можно назвать эпохой шансона, эпохой французской песни.

Еще, может быть, совсем короткое наблюдение. Есть у наших больших поэтов поразительная черта: отмечать... отмечать очень точные детали, очень… какие-то существенные, может быть, даже, сущностные черты, свойства, привычки в людях иностранных, в иностранцах в других странах. И вот, вспоминая, когда я в первый раз приехал в Париж из Германии, проезжая Пикарди, я, вдруг, заметил, как-то до боли почувствовал, насколько замечательно, почти гениально, а, может быть, гениально – «эту землю с отливом зеленым». Сколько раз я после того ни приезжал во Францию, даже, в холодное время года, - на поезде, на машине, на самолете – все равно всегда замечаешь этот, какой-то особый зеленый отлив, который одновременно и отлив времени - какая-то особая патина богатой, сложной, какой-то перенасыщенной истории. И, в то же время, это какой-то особый символ жизни – жизни, которая каким-то естественным образом пробивается через все, чтобы не происходило. И снова, и снова, и снова, как зеленая трава, как молодые листья снова проглядывают через все испытания, через все радости и беды.
Париж это, прежде всего, - атмосфера – на мой взгляд.


У каждого может быть свой Париж. Но, возвращаясь из города, мне это… стало необходимостью – возвращаться туда, хотя бы, иногда. Я еду туда за атмосферой, за тем самым, что Хемингуэй назвал «праздником» (Олег произносит по-английски). Правда, у нас в переводе – «праздник, который всегда с тобой». И я с этим согласен. Этот праздник можно сохранить в себе, даже, если ты, хотя бы, один раз там был.

Атмосфера – это отличительная черта то песни, которую мы называем русским романсом. Без атмосферы романс не существует. А, если есть атмосфера, то можно простить очень многое: можно простить несовершенство текста, несовершенство музыки, можно простить, даже, несовершенство исполнения, если человек чувствует и понимает то, о чем он поет.

В этом русская и французская городская песня очень схожи. Но не только в этом, конечно, п.ч. под очарованием французской музыки и французской жизни находились очень многие артисты, музыканты и потому… вот, даже, очень многие мелодические линии, целые куски каких- то мелодий, произведений и песен – они перекочевали в русскую музыкальную традицию и очень хорошо в ней прижились. Поэтому, иногда, совершенно неожиданно, мы, вдруг, во французской песне слышим что-то бесконечно родное..
Об этом мы постараемся сегодня и поговорить, и спеть.


Ну, а сейчас – о Париже, который для меня, все-таки, в первую очередь – атмосфера, в первую очередь – праздник.


2. Париж

- Следующий романс в своем роде… вернее, следующая песня – это, в определенном смысле, уникальное произведение… Париж в особенности, Франция, в том числе, но Париж – в особенности, связан с именами многих великих деятелей отечественной культуры начала двадцатого столетия. В первую очередь, конечно, это связано… ну, в нашей, по крайней мере, программе, в нашей мысли – в первую очередь это связано с великими эмигрантами. В мае месяце этого года, тоже в рамках «Года культуры Франции в России, России во Франции», произошло небольшое событие, где мы презентовали – действительно, это было впервые – три романса на стихи Пушкина и Лермонтова в переводе Марины Цветаевой, в переводе на французский язык.

Париж связан с именами – я повторюсь – очень серьезных, достойных и великих деятелей культуры. Во многом и очень во многом с исполнителями - с певцами. Исполнителями – неправильно сказать – с певцами, которые прославились в России, которые состоялись в России, которые были не просто известными, но знамениты, чья слава гремела по всей стране, у которых в жизни было все: и успех, и репертуар, и ведущие площадки и залы, и даже богатство. Можно сказать – не состояние, но богатство. Достаточно вспомнить несколько имен: это и Вертинский, это и Морфесси, это и великий Шаляпин, это и Надежда Плевицкая – люди, которые, уехав из страны в начале двадцатого столетия – немногие из них состоялись в той же степени, в которой состоялись уже в отечестве. Некоторые закончили жизнь достаточно не просто грустно, а трагично. Некоторым судьба, все-таки, улыбнулась, позволив вернуться домой или прожить относительно… относительно… Нет, безмятежную – нельзя сказать – относительно достойную. Но среди этих имен необходимо назвать и Марину Цветаеву, имеющую отношение к песне по духу, по сути по своей. И в эмиграции в Париже, в начале тридцатых годов – в конце двадцатых, начале тридцатых годов, ей почему-то стало необходимо перевести великих русских авторов на французский язык.

Мы сегодня исполним одно из этих произведений: любимое, известное нам в оригинальном, конечно, варианте на стихи Пушкина, на музыку Исаака Шварца, из кинофильма «Станционный смотритель».


3. Я ехал к Вам

- Если только что прозвучал перевод с русского на французский язык, то теперь вариант обратный и очень, по-своему, интересный, поскольку романс, который мы сейчас исполним, родом из девятнадцатого столетия и романс, оригинально написанный в России. И он не переводной из французской музыкальной традиции, просто Сергей Донауров написал свой знаменитый, прославившей его, и вплоть до сих пор прославляющий его постоянно, романс «Пара гнедых» на французском языке. В некоторых изданиях Апухтина так и значится: у стихотворения «Пара гнедых» сноска из Донаурова. А тексты, в принципе, достаточно близки друг к другу, хотя, мне апухтинский перевод кажется значительно более глубоким, пусть более трагическим, но по поводу русского мировозрения в отличие от французского, даже, когда мы говорим о драме или о трагедии – мы говорим об этом по-разному. Для нас все принимает вселенские масштабы и я это, кстати, очень люблю, и стараюсь следовать этой традиции, там, где мне позволяют силы, здоровье и обстоятельства. Французы, как и многие европейцы, но французы, может быть, в особенности, не склонны драматизировать обстоятельства до последнего: все-таки, всегда остается какой-то шанс избежать трагической развязки. В общем-то, может быть, в этом только и разница между двумя текстами, но еще кроме отсылок в донауровском тексте к Босфору и Константинополю, которых в русском тексте нет и, может быть, это и хорошо.

Все желающие, кому действительно, эта тема интересна, могут найти материалы по этому поводу и в Интернете, и в других источниках – это сейчас стало достаточно просто и легко. И я рад тому, что это стало просто, п.ч., если у человека есть желание, он может при чистом уме и сердце понять, какие присвоенные традиции и привычки следует сохранить, какие нет. Вот мне кажется, что музыкальные традиции, в особенности, традиции поэтические, традиции изящного, которые мы активно присваивали из французской культуры, нужно оставлять и так же, как и наши деды и прадеды, оживлять их и наполнять русским душевным и духовным содержанием. Итак, «Пара гнедых» .


4. Пара гнедых

- В сегодняшней программе, да, пожалуй, это - последнее произведение, которое можно назвать переводным, с русского на французский язык, и надо отдать должное автору, который, по-счастью, жив и поет до сих пор. Я желаю ему еще петь столько, сколько он сможет и жить, как можно дольше, поскольку из поющих людей – это тот, на которого можно равняться и по сию пору. И пока он существует, никто не может сказать, что такой песни не было, что так люди не пели, что все это какие-то технические ухищрения или давно отжившая, ушедшая эпоха.

В романсе, который сейчас прозвучит, текст не соответствует русскому оригиналу. Но! – низкий поклон Шарлю Азнавуру, в том числе и за это – что в этом романсе он обращается сразу к нескольким источникам. К романсам, которые существовали в России, которые пелись и поются до сих пор: это и сам знаменитый «Две гитары» и еще несколько романсов, о которых, может быть имело бы смысл поговорить, но они не связаны никак с французской темой. Тем не менее, я попрошу вас… попрошу вас поверить, что текст этот вполне соответствует музыкальному содержанию и великой традиции самого этого романса. А если у кого-то будет желание познакомиться с ним поближе, познакомиться с переводом – то это тоже вполне сейчас доступно. Итак, Шарль Азнавур «Две гитары».


5. Две гитары
6. Падам


Олег (обращаясь к режиссеру)

- Очень тяжело петь при такой тихой озвучке


Обращаясь к залу

- Это была техническая деталь, она не предназначена для публики.

7. Под небом Парижа

- Мы приблизились к финалу сегодняшнего выступления, но необходима короткая, п.ч.… не только, п.ч. о французской песне можно очень долго говорить, очень долго можно слушать эти прекрасные произведения и (улыбается) долго можно их петь, не испытывая при этом усталости ни от мелодии, ни от текста – это, кстати, редкость.

Вообще, когда целый жанр в своей полноте не вызывает привыкания и усталости на протяжении, может даже многочасового прослушивания – но это счастье.

Я заканчиваю сегодняшний монолог - и словесный, и музыкальный о французской песне – вернее, мы его заканчиваем песней тоже, своего рода, знаковой. Не очень люблю это слово, не очень его понимаю, но, как сказать?.. Значительной, масштабной, достойной, очень важной для нашей отечественной песенной культуры и не только песенной. В 1981 году на советские экраны вышел фильм «Тегеран-43» и, помимо прекрасной игры, в том числе, и французских актеров, в нем была… была, естественно, музыка, как и у всякого фильма. И в нем прозвучала замечательная, прекрасная песня, которую пел Шарль Азнавур, и, которую он поет до сих пор, и, которую мы все прекрасно знаем. Исполняет ее множество отечественных артистов в самых разных вариантах: на русском и французском языке. Соло, в дуэтах, даже хорами. Это замечательно, это здорово, п.ч. название этой песни в переводе на русский язык – «Вечная любовь».


8. Вечная Любовь

- Собственно говоря, - и смысл, и тема этой песни – они бесконечно близки, наверное, самому важному. Мы, так или иначе, все время пытаемся говорить о любви. О любви в ее вселенских масштабных проявлениях, часто в трагических – это в наших традициях. Но не только… Если для человека главное в его жизни – это любовь, если то, ради чего он живет, то, к чему он стремится, то, чего он ищет, то, что он хранит – называется любовь – этот человек в полной, в самой серьезной мере – русский культурный человек.

Во многом об этом следующая песня, завершающая наш сегодняшний разговор о французской песне. Песня написана по-французски, но, тем не менее, как будто бы, от русского сердца


Выходят ведущие

С.Б. (обращаясь к Олегу)

- Вечная любовь к Франции, к Парижу, к России – к кому угодно, но я думаю, что тут такое количество Ваших поклонников, что просто так Вас не отпустят.

Олег

- Если хотите, эта песня, она очень хорошо перекликается с песнями Вертинского. И вполне вероятно, что, может быть, хотя бы, отчасти, она и родилась, п.ч. ее автор с огромным уважением, интересом и любовью относился к русской песне, в том числе, к Вертинскому, которого он видел, когда Вертинский выступал в ресторане, где работал его отец – я говорю сейчас о Шарле Азнавуре. Мы снова исполним его песню.

А вообще, должен поделиться, что для меня, по крайней мере, Шарль Азнавур – один из… можно так сказать – один из учи-те-лей существования на сцене. Я бесконечно его люблю и не только за его песни, но и за манеру существования. Вот вдумайтесь – с пятидесятых годов до сих пор – фактически шесть десятков лет существования достойнейшего, на самых разных площадках: малых каких-то, может быть, ресторанных заведений, до ведущих площадок мира, как Карнеги-Холл, и "Олимпия", и даже у нас в Кремле несколько было его концертов.

Я когда говорю, когда говорим о певцах, вообще, когда заходит разговор о певцах, я меряю всё по этому критерию, и перед этим критерием благоговею сам, смотрю на эту планку и понимаю, что к этому, вообще-то, нужно тянуться. Испытываю колоссальную досаду, когда люди, у которых есть и силы, и возможности, и талант, не смотрят на эту планку. Достичь её дано не всем, но, по крайней мере, стремиться к ощущению того, что певец - это больше, чем песня, певец - это, в том числе, особенно певец авторской песни, - это, в первую очередь, наверное, всё-таки, жизненная позиция. Она не должна быть обязательно какой-то революционной, ни в коем случае не должна быть позой, но позиция должна быть. И вот следующая песня, она, конечно, она немножко, она снова грустная. Но, вы знаете, это тоже какая-то перекличка между русским романсом и французской песней, очень, кстати, тонкая и точная перекличка.

Песня о том ... тема банальная - о юности уходящей, прошедшей, о юности, которая даёт нам возможность жить и дальше, и свет, который продолжается с нами на протяжении всей нашей дальнейшей жизни, когда мы из неё уходим.

Мне хотелось бы, чтобы такое отношение к жизни - по-настоящему романтическое, по-настоящему ответственное, по-настоящему прекрасное и в то же время изящное, сохранялось и в наших песнях, и у наших певцов.

БИС


9. Молодость


avatar
Ирина Н.

Сообщения : 18476
Дата регистрации : 2013-07-16
Откуда : Москва

Посмотреть профиль

Вернуться к началу Перейти вниз

Предыдущая тема Следующая тема Вернуться к началу

- Похожие темы

 
Права доступа к этому форуму:
Вы не можете отвечать на сообщения